Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Происшествия > Педофилия в Хабаровске: Не стоит верить «добрым дядям»

Педофилия в Хабаровске: Не стоит верить «добрым дядям»


13-02-2018, 01:15. Разместил: Юрий Вязанкин

 

История одного хабаровского ребенка, похищенного педофилом. Герой этой истории удивился, когда я попросил дать интервью. Собственно, эта тема периодически всплывает в средствах массовой информации, вызывая жаркое негодование и ненависть, с одной стороны, с другой - раздражение у тех, кто хотел бы о ней умолчать.

Есть еще один аспект: некоторые граждане со странным энтузиазмом готовы возложить ответственность за преступление на самих жертв, пусть даже несовершеннолетних.

Герой этой истории не хочет выглядеть жертвой. Он похож на стекло, сквозь которое идет поток мутного света, не оставляя на поверхности почти ничего. Почти.

Наверное, только очень внимательный человек может заметить эти глубинные переживания: человек чудом остался жив, а ведь могли и убить, могли зверски замучить.

Конечно, было бы вполне оправданно написать об испорченной в детстве жизни, об ужасе, который преследует человека всю жизнь. Но герой этой истории волне счастливый человек – не больше и не меньше, чем все. Может быть, его отличает от других трудоголизм.

Назовем героя Сергей. Понятно, что это не реальное имя. Мало ли что, мало ли кто как сможет использовать эту историю. Порой люди невероятно злы.

Урок музыки

- Я был суетным, активным мальчиком. Будь у меня такой сосед, ненавидел бы его. Это был 1987 год. Я учился в первом классе. Мы жили на Железнодорожной улице. Ходил в первую школу. Она была рядом: тридцать минут пешком.

Зимой темнеет рано. Но тогда детская жизнь казалась безопасной: заканчивали учиться в два часа, домой приходили в шесть: снеговика, к примеру, лепили, в чем проблема? Вопросов не возникало.

Помимо занятий в обычной школе, у Сережи была еще музыкальная школа на улице Гоголя. Тогда попасть в такое заведение было очень трудно, часто устраивали только по блату. Мальчик хотел учиться играть на фортепиано, из-за малолетства в шесть лет отдали на домбру.

- Бегал громко, прыгал далеко, - шутит Сергей. – Был своего рода скоморохом - не конфликтный, открытый для общения.

27 ноября возвращался домой из музыкальной школы. Было очень холодно. Снега - «выше крыши».

- Любимый трамвай - «шестерка». Он как обычно: чуть-чуть снегом присыплет, ходить перестает. Мне родители не показали путь через железнодорожный вокзал по подземному переходу, не объяснили, как доехать на автобусе, не рассказали другие пути до дома от музыкальной школы. Знал только как доехать на трамвае. Добрался кое-как пешком до железнодорожного вокзала, стоял, ждал свою «шестерку».

Народ приходил, садился в трамваи других маршрутов и уезжал. Прошло минут сорок.

- Смотрю, а рядом какой-то мужик тоже, видимо, «шестерку» ждет. Думаю: «Еще чуть-чуть и пойду вдоль путей домой». Я ни разу не ходил. Пока раздумывал, подошел этот дяденька, обычный такой, доброжелательный, лет 35-ти. «В сторону Степной едешь? Наверное, замерз», - спросил.

Тогда был Советский Союз, пионеры, доверие полное. Ну что со мной может произойти! У нас соседи были цыгане. Меня все пугали: «Будешь плохо себя вести, цыгане тебя украдут!».

Самолеты

Мужчина был не цыганской наружности, обыкновенной, славянской. Он предложил Сереже зайти в кафетерий на привокзальной площади.

- Доброжелательный дяденька, вроде хочет помочь. Попросил его называть дядя Саша. Ну, пошли, кофе попили. «Мне, - говорит, - тоже на Степную. Давай другим автобусом доедем». Садимся в автобус, от вокзала он поехал совсем в другую сторону, мимо Кафедрального собора на улицу Карла Маркса. «В аэропорту хоть раз был? - спрашивает меня дядя Саша. – Самолеты хоть раз видел? Сейчас посмотришь!»

Приехали в аэропорт, посмотрели на самолеты. «Я тебя провожу до дома. Только нам надо чуть-чуть пройти через поля. Трамвай же не ходит», - говорит дядя Саша.

Выдвинулись чуть в сторону Матвеевки, через поля начали срезать угол мимо овощесовхоза. Совсем стало темно, выглянула луна. Пробирались по сугробам, мимо железной дороги, а она была и рядом с моим домом.

- Шли, разговаривали: как у меня в школе дела, он о себе рассказывал, какая у него интересная семья. «Мы, наверное, не успеем до твоего дома добраться, поздно уже. Да и холодно. Завтра я тебя до дому довезу, а пока заночуем у моей сестры, - предложил дядя Саша и вдруг сказал: - Я точно знаю, что тебе нужно в туалет». Это был единственный раз, когда он прикоснулся к моему телу. Поддержать, как будто сам я не справлюсь!

Они вышли на дорогу около ТЭЦ-3. Первый класс, читать мальчик уже умел.

 «О, ТЭЦ-3, здесь мой папа работает». «Нет, это ТЭЦ-1, ты неправильно прочитал», - сказал дядя Саша. Ладно, ТЭЦ-1 так ТЭЦ-1. Оттуда мы вышли к магазину с вывеской «КООП». Зашли в этот «КООП», купили несколько булочек. Там дождались автобуса, на котором, как я позже узнал, уехали в Федоровку.

Телефонов тогда не было, дядя Саша никого не предупредил, естественно. Было поздно, в доме у «сестры» уже ложились спать. Мужчина сказал, что я - его племянник, надо переночевать.

- Пока они общались на кухне, нам постелили на полу в комнате. Старшему сыну «сестры», а ему было лет тринадцать, сразу сказал, что никакой я не племянник, что дядя Саша обещал отвезти домой. Подросток сразу смекнул: «Ничего этому дяде не говори. Завтра первый автобус в 6 утра. Тебя разбужу, дам денег».

Милиция

Сережу «сестра» положила рядом с дядей Сашей. Утром подросток тихонько разбудил мальчика, дал 11 копеек на билет, проводил до автобуса.

- Приехал на автовокзал, пошел сразу в школу пешком по трамвайным путям. До этого не было ни стресса, не переживаний. Еще когда ночевал у «сестры» дяди Саши, понял, что до дома он меня не доставит. А то, что он со мной хочет что-то сделать, я не осознавал. Ни паники, ни страха не было. Дяденька вроде хотел меня сопроводить, но не довез, только и всего.

…. Родители Сережи забеспокоились часов в шесть вечера, начали обзванивать родных и знакомых, звонили в музыкальную школу, обратились в милицию.

Меня не было дома меньше суток. Когда пришел на занятия в школу, у всех были листовки с моей фотографией, стали показывать на меня пальцами. После всех мытарств, на полпути к дому, навстречу мне выехала милицейская машина. Автомобиль остановился рядом, милиционер взял под мышки и увез. Не домой, чтоб родителям показать: жив ваш мальчик, а сразу в отделение. Три часа сидел один на один с представителями власти. Меня не успокаивали, изредка говорили, что сейчас приедут родители и разберемся.

Потом был суд. Сережу завели в зал, он дал показания, и его сразу увели. Этот дядя Саша ранее был дважды судим. Жертвами насилия были мальчик и девочка. Им не повезло.

Сережу родители перевезли жить к бабушке с дедушкой в другой район, перевели в другую школу. Поменялись друзья, изменилась обстановка. Жизнь пошла по-другому.

- Недавно нашел листовку «Разыскивается Сережа П.», - говорит Сергей. - Я редко этот случай вспоминаю. Повлиял ли он на меня? На тогдашнего, наверное. На сегодняшнего? По всей видимости, нет. Правда, я перестал доверять незнакомым взрослым, стал панически бояться милиционеров и врачей. Как-то после одной медэкспертизы даже потерял сознание.

Родственники после этого случая первое время к Сереже очень трепетно относились. Через полгода жизнь вошла в свою колею.

Что же делать?

- Сегодня есть страх за детей. Вы же видите, что вокруг происходит? Сколько таких «дядей Саш» бегают на свободе, маньячат! Они были, есть и будут. Сегодня проще: ребенка можно отследить при помощи всевозможных гаджетов. Надо детей обучать тому, что не все люди – добрые и не всем нужно верить, особенно когда к тебе обращаются с доверительными интонациями. Разучите с детьми разные маршруты! Объясните, как можно добраться домой! И еще. Если ребенок в детской толпе, то безопасность возрастает в разы.

Сергей не верит ни в идею создания реестра педофилов, ни в химическую кастрацию. Педофилы, по его мнению, неугомонные.

Юрий Вязанкин

По данным Генеральной прокуратуры РФ, в России от преступлений сексуального характера страдает в среднем 30 тысяч детей в год. Но поскольку дети зачастую молчат, а родители не хотят выносить сор из избы, эксперты говорят о том, что в реальности за год от педофилов страдает около 150 тысяч детей. В основном школьного возраста.

В прошлом году вице-спикер Госдумы Ирина Яровая предложила установить пожизненное заключение за преступления сексуального характера в отношении детей до 12 лет. Законопроект, направленный на борьбу с педофилией, не принят.

Присоединяйтесь  к новостному  каналу газеты « Молодой дальневосточник XXI век» в Telegram

 

 


Вернуться назад