Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Происшествия > С места событий: Останки на берегу водоема

С места событий: Останки на берегу водоема


11-10-2017, 09:09. Разместил: Юрий Вязанкин

 

Останки, обнаруженные в окрестностях Соцгородка в Еврейской автономии, доставлены в Хабаровск, в экспертно-криминалистический центр СК России. Корреспондент хабаровской газеты  «Молодой дальневосточник XXI век» выезжал на место находки ночью в субботу, 7 октября, когда останки ребенка еще лежали в траве, на левом берегу Амура. В этом материале – все подробности дела на вечер вторника.

Информация об останках стала известна сотрудникам редакции в субботу, спустя примерно пять часов после того, как заявитель позвонил в полицию. Данные были весьма скудными: «Труп находится в одном  километре от населенного пункта Соцгородок, на открытой местности». Уже стемнело, и шансов отыскать даже автомобиль участкового, стоящий на дороге, казалось, было крайне мало. Карты, на которых отмечались уже прочесанные участки, публиковали поисковые группы. Вокруг села – целая паутина из грунтовок. Но все же я рискнул и поехал в соседнюю автономию, к станции Волочаевка-2. Оказалось, что в тех местах, где было обнаружены детские кости, ходили не только поисковики-добровольцы, но и военные, выстроившись сплошной цепью.

  Пропала без вести

Надя Пыжова пропала этим летом, 13 июня. Сразу было очевидно, что трехлетняя девочка еще слишком мала для подростковых самоволок. К тому же у дальневосточников оставались свежими воспоминания о похищении 10-летней девочки из Волочаевки-1. Наша газета подробно рассказывала об этом преступлении в январе 2016-го, сразу после задержания подозреваемого. 41-летнего наркомана осудили за похищение ребенка на 19 лет колонии строгого режима полтора месяца назад, 23 августа.

Телефонные сюрпризы

 Сотовый телефон местного участкового Дениса Клеща я нашел на сайте УМВД. Ночью 7 октября в трубке слышались длинные гудки, но абонент не отвечал. Коллеги поделились со мной номером мобильника Светланы, матери пропавшей девочки. Но этот телефон тоже оказался недоступен. Только приехав в поселок, я выяснил, что аппарат Светлана, мать девочки, отдала полицейским. А купить новый телефон у женщины не нашлось достаточно денег.

Об этом мне рассказала её ближайшая соседка Юлия Шеломянцева. Она же сообщила телефонный номер, по которому удалось связаться со Светланой. Я предполагал, что матери девочки уже показали останки, найденные возле села. Трубку взяла сестра Светланы.

Оказалось, что родственники ничего не знают о страшной находке. Анастасия добавила,  что они обе (то есть две сестры) находятся в Хабаровске. Светлана, у которой после пропажи дочери остальных детей изъяли социальные службы, переехала из Соцгородка в Хабаровск, на заработки.

Село Незнаек

Той ночью я смог пообщаться с шестью сельчанами. Никто из них не был в курсе, что где-то на окраине Соцгородка обнаружен детский труп. Мне это показалось странным. Ведь слухи по деревне должны распространяться даже быстрее, чем в Интернете. Если на кости наткнулся местный житель, вряд ли он запер рот на замок после того, как сообщил об останках в полицию.

Все разъяснилось только после телефонного разговора со старшим помощником руководителя СУ СК по ЕАО.  Алина Афанасьева рассказала, что труп нашел рыбак. Хабаровчан, приехавших на ловлю  к местному водоему, той ночью я действительно встретил больше, чем сельчан. Но никто из них тоже ничего не слышал о трупе.

Я даже засомневался в достоверности информации, переданной в редакцию. Но чуть погодя все же убедился собственными глазами, что находка – не выдумка. На месте обнаружения тела я оказался, объехав поселок по дороге, которая огибает Соцгородок со стороны водоема. Его называют заливом Балаганского. Берег в этом месте очень пологий и затапливается даже при незначительном повышении уровня воды в Тунгуске. Всю ночь останки охраняли полицейские. Следственные действия было решено перенести на воскресенье, на светлое время суток. Чтобы не упустить впотьмах ни одной возможной улики.

Какой-то белый порошок

 Я вернулся в Хабаровск до рассвета. На утро воскресенья у меня была назначена встреча с матерью Нади Пыжовой. О том, что увидели следователи при свете дня, я смог судить по фотографиям, опубликованным СУ СК по ЕАО. Особенно мне бросился в глаза снимок, на котором специалисты изымают грунт, на котором лежало тело.

В верхней части фото внутри толстого полиэтиленового мешка видны уже упакованные кости. А на пожухлой траве явственно виден белый порошок. Неужели кто-то посыпал детское тело известью или хлоркой, чтобы не было явственного запаха тления? С этим вопросом я обратился к знакомому, который долгое время работал медэкспертом.

- Я там не работал, это другой административный субъект, и там своих специалистов достаточно. Но, скорее всего, никто ничем тело не посыпал.  Такое довольно часто наблюдается в случаях, когда труп долгое время лежал в сыром месте или полностью в воде. Это называется процессом омыления, жиро-восковой осадок, -  объяснил мне специалист. По той же фотографии можно однозначно понять, что труп не был захоронен, а просто лежал на поверхности, ничем не присыпанный, разве что просто укрытый от ищущих взглядов склонившейся после половодья травой.

Догадки о том, что девочка могла утонуть, высказывались еще в первый месяц после пропажи. Залив обследовали так же тщательно, как сухопутные окрестности села. На фото, которое было опубликовано на сайте СУ СК по ЕАО 24 июля, есть участок местности, очень сильно напоминающий место обнаружения детского тела. Но в то время луг с высокой травой был залит полуметровым слоем воды. По нему проезжал вездеход поисковой группы. Из скачущей по кочкам колесной техники шансов заметить среди плавающей травы детское тело было немного.

В  летний день, когда пропала девочка, именно на этот пологий берег пришла рыбачить её мать, Светлана.  Ребенок оставался под присмотром бабушки. Но пожилой человек не уследил за шустрой девчонкой. Она вышла на улицу, несмотря на то, что домашние потом уверяли: калитка была заперта на щеколду. Соседи пропавшей говорили, что Надежда часто гуляла без присмотра и могла одна уйти достаточно далеко.

Не исключено, что знакомой тропой девочка пошла к рыбачившей маме, на берег. Но не разглядела, где конкретно стоит Светлана. Ведь трава вымахала выше роста трехлетки. Если эта догадка верна, то ребенок мог дотемна блуждать по лугу, который для нее выглядел как непроходимые джунгли. До тех пор, пока девочка не выбилась из сил, оступилась, упала в воду и захлебнулась. Пока это просто версия, наряду с другими, имеющими криминальную подоплеку. Официального подтверждения того, что найденные останки – труп Нади Пыжовой, на момент верстки номера нет.  

- В месте произрастания высокой травы обнаружены костные останки человека. На данный момент назначены необходимые судебные экспертизы, которые позволят установить возраст человека, которому принадлежат обнаруженные останки, а также подтвердить или опровергнуть их принадлежность пропавшей 13 июня Надежде Пыжовой, – сообщалось ранее в пресс-релизе Следственного комитета.

Муки неведения

Светлане Пыжовой никто из следователей не сообщил даже того факта, что у залива вообще что-то найдено. После моего ночного звонка сестра не выдержала и, вопреки моей просьбе, проговорилась Свете, что у Соцгородка найдены какие-то кости. После этого мать позвонила сотруднику СК, который занимался уголовным делом об исчезновении ребенка.

 - Я уже много раз звонила. Ответы однотипные: «Никаких прогнозов пока дать не можем, нет никакой информации». Ну и пусть, я все равно не верю, что Надюшка погибла. Мне кажется, что она живая. Цыгане какие-нибудь украли или еще как, но живая она! - сказала мне Светлана Пыжова при личной встрече.

О том, зачем полицейским понадобился сотовый телефон Светланы, женщина объяснила: «У оперативников в ранге подозреваемых все поголовно, и я в том числе». 5 октября сыщики взяли мобильник Пыжовой, чтобы через него получить детализацию её звонков за все время, начиная с момента пропажи Нади. И Светлану Пыжову, и её брата допрашивали с применением полиграфа, так называемого детектора лжи.

- А тем клушам, которые про меня сплетни распускают, что я якобы Надюшку на органы продала, я бы глаза выцарапала. Только покажите, кто такое сказал! Мои детки все для меня – родные кровинки, я не смогу без них. Вы что думаете, для чего я в Хабаровск переехала? На заработки. Чтобы детей не отобрали насовсем, родительских прав не лишили, – кипятилась Светлана Пыжова во время беседы.

Она объяснила, что в Соцгородке для неё невозможно было подыскать работу. И только поэтому женщина переехала к сестре в Хабаровск. Для того чтобы доказать работникам органов опеки, что она способна прокормить своих детей.

В июне, после пропажи Нади Пыжовой, представители органов опеки побывали в доме, где живет семья ребенка. Братьев и сестру девочки представители надзорного ведомства вывезли из села, признав условия их содержания неудовлетворительными.

Осеннее обострение

Сельчане утверждали мне, что в прошлый четверг, кроме биробиджанских, к ним в Соцгородок приезжали московские следователи и переопросили всех по новой. По словам местных жителей, с первых чисел октября активность следствия вообще заметно повысилась. Это вполне объяснимо элементарной логикой. Сроки поджимали.

Причем не те, по которым отчитываются перед начальством, а наступающими на Дальний Восток холодами. Вот-вот землю должен сковать мороз и покрыть снег. После этого шансов найти тело уже не было бы. Тем более удивительно, что тело нашел не поисковик, а рыбак, ничего на земле не искавший.

Почему так долго?

Образцы ДНК с найденного на берегу трупа в достаточном для экспертизе объеме уже не первый день находятся в Хабаровске, на улице Шелеста. Там расположен криминалистический центр, равного которому нет на всем Дальнем Востоке. Он оснащен ультрасовременной экспертной аппаратурой.

«Экспертизу ДНК здесь проводят за считанные часы», - так утверждали сами специалисты центра пять лет назад, в интервью по поводу открытия этого федерального учреждения. По уточненным мной данным, максимальное время, которое нужно аппарату для генотипического исследования, – 24 часа. Неужели следователи скрывают уже полученный результат? С этим вопросом я обратился по телефону к помощнику руководителя СУ СК по ЕАО Алине Афанасьевой.

 - Срок, который отпускается экспертам на исследование нормативами, гораздо больше, чем вы назвали. Они обязаны дать заключение в течение месяца. Но с учетом того, что дело Нади Пыжовой имеет большой резонанс, уверена, что ждать придется на самом деле меньше. Если бы у меня был ответ эксперта на руках, я его уже бы опубликовала, - сказала мне Алина Афанасьева.

Михаил Сергеев

Присоединяйтесь  к новостному  каналу газеты « Молодой дальневосточник XXI век» в Telegram


Вернуться назад