Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Собеседник > Мнение: Только крупное производство удержит людей в Хабаровске

Мнение: Только крупное производство удержит людей в Хабаровске


5-01-2018, 08:47. Разместил: Юрий Вязанкин

 

Под инвестициями некоторые люди понимают не совсем то. Слово это английское и означает «вложение капитала в какое-либо дело». Чаще всего это долгосрочные вложения.

 На вложенные капиталы разворачивается производство, оно начинает выдавать продукцию, и только после этого инвестор рассчитывает на отдачу. Сначала он возмещает свои вложения, а только потом получает прибыль.

Приход в расход и наоборот

Инвестор подсчитывает приход-расход. Если между приходом и расходами на производство положительная разница, то производство будет приносить прибыль. Приход подсчитывается легко: готовая продукция во всем мире стоит примерно одинаково. Расход в общем виде складывается из материальных затрат на производство (строительство здания, коммуникаций, приобретение оборудования, сырья, комплектующих), оплаты труда, накладных расходов (транспорт, электроэнергия), налогов.  Выгодность определяется разницей между мировой ценой товара-продукта и местными затратами на его производство. Именно здесь и зарыта собака.

Если детально подсчитывать наши затраты, то оказывается, что производить что-либо в России, тем более на Дальнем Востоке, бесперспективно. Слишком велики затраты в сравнении почти со всеми странами мира. И дело не в рабочей силе - ленивых и пьющих русских людях, как некоторые утверждают. Дело в природно-климатических условиях. Наш товар-продукт всегда будет значительно дороже, чем произведенный на юге Китая, в Индии. Поэтому инвестиции идут туда, а не к нам. Китай поднялся не потому, что он подружился с Америкой, а вследствие выгодности вложения инвестиций.

Для тех, кто не знает или забыл, следует напомнить, что мы живем в самой холодной стране в мире. Именно поэтому у нас несопоставимая с другими странами дороговизна капитального строительства. Чтобы защитить людей и оборудование от низких температур, корпус здания должен быть массивным, хорошо утепленным. У массивного здания и массивный фундамент, заложенный на глубину промерзания. В Хабаровске она 2,5 метра, в Индии равна нулю.

Ниже глубины промерзания закладываются и инженерные коммуникации. В то время как, например, на юге Китая достаточно поставить легкий каркас, а коммуникации можно прокладывать по поверхности. В такой же пропорции эксплуатационные расходы и оплата труда работникам. В Индии ходят круглый год в шортах и футболках, нам же нужны сезонная одежда и обувь, а квартиры шесть месяцев отапливаются. Куда пойдет инвестор? Ответ очевиден…

Не волшебная палочка из сказки

В Хабаровском крае выгодно брать природные ресурсы, желательно вахтовым методом, продавать их за границу в виде сырья. Это мы успешно делаем уже почти тридцать лет, торгуя лесом, углем, рыбой. Для такой экономики нужно минимум населения. Что мы и имеем: народ медленно, но верно покидает пределы региона. Для молодых нет устойчивой и достойной работы, нет перспективы.

Но Дальний Восток, доставшийся трудами, неимоверными лишениями и жизнями тысяч русских людей, не может быть безлюдным, иначе он не будет российским. Удержать здесь достаточное население можно только предприятиями с массовым производством, достойной оплатой труда и нормальными условиями для жизни. Лимит чиновников и охранников ограничен - нужны промышленные предприятия и развитое коллективное сельское хозяйство.

Опыт тридцати последних лет показал, что упор на всеобщую приватизацию, в частности в Хабаровском крае, оказался провальным. Даже незрячему видно, что частная собственность - это не волшебная палочка из сказки. Подавляющее большинство приватизированных предприятий погибли или были целенаправленно погублены.

Слишком разные цели у частника и у государственной власти. Цель частника - обогатиться, устроить хорошую жизнь себе и своим потомкам. Лучше всего в теплых, благодатных краях. У государственной власти другие задачи: обеспечить интересы государства Российского, нормальную жизнь его гражданам.

Нет в Хабаровске ни одного успешного предпринимателя, бывшего на слуху в 90-х годах. В частностях можно долго разбираться, но главное в другом. В одном случае - это неготовность завладевших собственностью к самостоятельной деятельности. В другом случае они даже и цели такой не ставили.

Любое производство - это сложный процесс, требующий от руководителей знаний, опыта, повседневного, ненормированного, напряженного труда управленцев и… рисков. Большинство частников, захвативших на дармовщину огромную собственность, к этому не были готовы. Было желание обогатиться, но чтобы без особого труда. Для этого достаточно так легко доставшуюся собственность продать.

Разве нет спроса на кабель?

Наглядный пример - история Амурского речного пароходства. Когда его приватизировали, только в Хабаровской ремонтно-эксплуатационной базе флота работало полторы сотни только самоходных судов. А именно более двадцати сухогрузов типа «Менделеев» грузоподъемностью 2000 тонн, почти сорок сухогрузов типа СТ-500 грузоподъемностью 500-600 тонн. Плюс семь комфортабельных пассажирских теплоходов типа «Ерофей Хабаров» и четырехпалубный «30 лет ГДР» на 360 пассажиров. А еще были танкеры, рефрижераторы, буксиры, десятки малых пассажирских судов и другое.

Это миллионы тонн металла: большой сухогруз в среднем потянет на тысячу тонн, СТ-500 - на полтысячи тонн. Если их продать в Китай, этого будет с лихвой, чтобы несколько человек неплохо устроились в жизни. Так был погублен речной флот на великой судоходной реке Амур, самый экономичный из всех видов транспорта региона.

В советское время снабжение Нижнего Амура и северного Сахалина осуществлялось речным транспортом. В Благовещенском порту на знакомый мне сухогруз «ХХI съезд КПСС» грузили две тысячи тонн груза в порт Москальво на северном Сахалине. Это без перегрузки 2500 километров пути по воде. Возили оборудование и трубы для нефтедобычи, машины, металл, продукты питания, овощи, цемент, контейнеры с различными товарами. Обратно грузили металлолом для «Амурстали», соленую рыбу с Нижнего Амура.

Ежедневно ходили из Хабаровска до Николаевска и обратно комфортабельные пассажирские теплоходы типа «Ерофей Хабаров». Словом, река жила, выполняла свое предназначение.

Сегодня на Верхнем и Среднем Амуре ходят китайские суда. Причем некоторые из них построены на корпусах, проданных как металлолом. На Нижнем Амуре в основном хозяйничают браконьеры. Если бы в числе владельцев пароходства оставалось государство, разве оно допустило, что судоходство на Амуре стало иметь меньшее значение, чем это было в конце ХIХ века? Сейчас много зарубежных туристов, желающих путешествовать по Амуру. Но что им можно предложить для поездки по великой реке, кроме оморочки?

Подобная участь постигла большинство приватизированных промышленных предприятий Хабаровска. Кто сейчас вспомнит, что в Хабаровске успешно работали завод станков-автоматов, «Дальдизель», эмальзавод, судостроительный завод имени Кирова, виншампанкомбинат, завод отопительного оборудования, кондитерская фабрика «Спутник», мясокомбинат, спиртзавод, завод алюминиевых конструкций, комбикормовый завод, швейное объединение «Восток», завод синтетических моющих средств?

Последнее погубленное предприятие - «Амуркабель». Завод, снабжавший всеми видами кабельно-проводниковой продукции весь Дальний Восток, перестал существовать. Но разве нет спроса на кабельную продукцию на Дальнем Востоке сейчас? Работает энергетика, есть перспективы в судостроении, строится жилье, и все это требует проводников. Но теперь их закупают за тридевять земель, а в Хабаровске работы лишились две тысячи человек.

Бурьян Краснореченского

Сегодня в крае почти девяносто процентов производства - это частная собственность. Если исключить Комсомольский авиазавод, то объемы производства в сравнении с советским временем далеко позади. Тысячи людей неизвестно чем занимаются, соответственно, не платят никакие налоги. Хотя многие из этих людей ездят на дорогих машинах и ругают власть за плохие дороги.

Начинать нужно с создания предприятий городского и краевого подчинения. В первую очередь возрождать то, что лежит на поверхности. Например, создавать государственное судоходное предприятие. Доверять это важное предприятие частнику - это значит постоянно ожидать неприятности. Он в любой момент может продать собственность, уехать из края, наконец, скоропостижно умереть.

 Между тем от туризма край мог бы получать миллионы долларов. По моим наблюдениям, непосредственно в Китае по мере устойчивого роста их благосостояния количество желающих качественно отдохнуть постоянно растет. Это видно по их нахождению в местах, где раньше отдыхали почти одни россияне.

Нужно незамедлительно создавать предприятие по сбору и переработке, а не по захоронению, как делается сейчас, городских отходов. А именно бумаги, стекла, пластмасс, металлов. Если не займемся этим, мы оставим потомкам только свалки, отравляющие природу и людей. Опыт советского времени на примере макулатуры и стеклотары показал, что если человек видит пользу от сбора, он собирает каждую бумажку и каждую бутылку, чтобы отнести ее в приемный пункт.

В крае нужно на новой основе возрождать сельское хозяйство - организовывать кооперативы, колхозы или совхозы, хотя суть не в названии. Это позор, что край, имеющий огромные площади пустующей земли, больше чем наполовину зависит от поставок извне молока, мяса, растительного масла, кондитерских изделий, овощей и овощных консервов.

Сегодня поля, бывшие совхозными, заросли бурьяном и кустарником. Хватит играть в банкротство в сельском хозяйстве: эти игры разоряют не отдельных частников - они разоряют край. Отдать на откуп случайному человеку, именуемому конкурсным управляющим, крупное сельхозпредприятие - это целенаправленно его погубить. Есть пример уничтожения Краснореченского совхоза, поля которого заросли бурьяном в человеческий рост, а город лишился и молока, и овощей, которыми совхоз исправно снабжал Хабаровск.

В любом случае частники не заменят массового производства молока, мяса, овощей. Нам нужна занятость не для нескольких тысяч, а для нескольких сот тысяч тружеников. Для этого нужно массовое производство. Не будет его, люди будут уезжать, несмотря ни на какие обещания. Нам нужно переосмыслить, что мы натворили за тридцать лет рыночной экономики, и откорректировать экономику с учетом многовекового российского опыта. Сто лет назад экономист Густав Шмоллер утверждал: 90 процентов успеха - плод усилий предыдущих поколений, 10 процентов - результат мастерства нынешнего управленца.

Андрей Крикливый, бывший начальник цеха завода «Амуркабель»

Присоединяйтесь  к новостному  каналу газеты « Молодой дальневосточник XXI век» в Telegram


Вернуться назад