Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Собеседник > Ситуация в Хабаровском крае: Сомнения в пользу пациента

Ситуация в Хабаровском крае: Сомнения в пользу пациента


13-02-2018, 09:08. Разместил: Юрий Вязанкин

 

Случай в поликлинике: неподтвержденность и закономерность. Жалобы на медобслуживание в обращениях в редакцию  газеты «Молодой дальневосточник XXI век» - не редкость. Правда, зачастую люди предпочитают не называть себя. На этот раз была полная открытость. Хабаровчанин Виталий Андрианов  сказал, что ему скрывать нечего,  и в подробностях изложил, что вызвало его недовольство в городской поликлинике №3.

Он там обслуживается, поскольку проживает в Центральном районе. Обращение к участковому терапевту было вызвано полостной операцией, которая предстояла. Терапевт выписала направления к узким специалистам, в том числе к кардиологу. На приеме у кардиолога не только прозвучала озабоченность состоянием его сердечно-сосудистой системы. Кардиолог предложила отложить все дела и без промедления ложиться в стационар.

Андрианов на трамвае отправился в отделение неотложной кардиологии 2-й краевой клинической больницы, где раньше проходил курс лечения. От остановки под горку шел долго и трудно: обострение стенокардии давало о себе знать. В отделении ему была оперативно выполнена коронография, которая показала  95-процентный стеноз коронарных сосудов. Другими словами, из-за так называемой зашлакованности  не хватало кровотока для нормальной работы сердца.  Развития инфаркта в отделении неотложной кардиологии не допустили:  было оперативно выполнено стентирование, что улучшило кровоток. Андрианов пошел на поправку.

Выписавшись из больницы, он отправил в инстанции благодарность кардиологу и жалобу на участкового терапевта.

- Если бы не планируемая операция в паху,  меня не направили бы к кардиологу. И неизвестно, был бы я сегодня жив,  ведь участковый терапевт на мое предынфарктное состояние не обратила внимания, - говорит Андрианов.

Виталий Иванович не первый год на пенсии. Вернулся в Хабаровск, где прожил большую часть жизни,  из Николаевска-на-Амуре, куда был направлен директором психоневрологического интерната.  До этого возглавлял аналогичное социальное учреждение в краевом центре. Дети и внуки не помешали пенсионеру взяться за изучение родословной. Он написал документальную книгу про своего деда, за что был удостоен звания «Лучший хранитель истории», учрежденного мэром Хабаровска.

Андрианова знают в региональном отделении Общероссийского народного фронта. Вместе с другими ветеранами он участвует в работе этой общественной организации. Обращаться в инстанции для него привычно. Он убежден: замалчивание недостатков недопустимо.

Вначале участковый терапевт

Поликлиника №3 на улице Дикопольцева до прихода в мэры Александра Соколова пребывала в «незавершенке». Ее реконструкция, а по сути - постройка гораздо более просторного здания, затягивалась.  Окончание работ стало отправной точкой для развития всего муниципального здравоохранения. Новый корпус получила поликлиника на Красной Речке,  евроремонт преобразил больницу на Пятой площадке,  клинико-диагностический  центр распахнул двери у памятника партизанам.

Передачу муниципальных медучреждений на региональный уровень пациенты не ощутили. Хотя в поликлиническом обслуживании перемены были.

- На основании Федерального закона №323, в котором определен порядок оказания первичной медицинской помощи, пациент приходит на прием к участковому терапевту, который после осмотра устанавливает диагноз,  назначает лечение или  обследование. Если есть необходимость в уточнении диагноза или коррекции лечения, участковый врач-терапевт направляет пациента к  врачу-специалисту. Это может быть ревматолог, кардиолог, невролог, гастроэнтеролог, пульмонолог, аллерголог и прочие «ологи» терапевтического профиля, - объясняет заместитель главного врача по лечебной работе поликлиники № 3 Ирина Чумакова.

- Раньше пациент самостоятельно записывался к узким специалистам, сроки ожидания к ним составляли более месяца. Благодаря нововведению, закрепленному федеральным законом,  очередь к узким специалистам существенно сократилась. В нашей поликлинике она не превышает десяти-двенадцати дней, - продолжает заведующая кардиологическим отделением поликлиники №3 доктор медицинских наук Татьяна Петричко.

Как проходило разбирательство жалобы Андрианова? Поликлинику проверяли представители Фонда обязательного медицинского страхования. Их интересовал период ожидания не только ультразвукового исследования, что вытекало из  жалобы, но и других видов исследований, причем за целый год. Нарушений нормативных сроков не выявлено.

- Врач-терапевт  действовала в соответствии с порядками и стандартами оказания медицинской помощи, - подтверждает заместитель главного врача. - Пациент был осмотрен кардиологом, проведено обследование, данных за острую коронарную патологию на момент осмотра не выявлено.

- Острые ситуации случаются внезапно. И она возникла не тогда, когда был плановый прием у терапевта и кардиолога. Если бы пациент во время осмотра пожаловался на ухудшение самочувствия, боли в сердце, другие признаки острого коронарного синдрома, терапевт тут же направила бы его на электрокардиограмму, а при необходимости - на консультацию к  кардиологу. В случае отсутствия кардиолога приняла бы решение об экстренной госпитализации, - убеждена заведующая кардиологическим отделением.

В ходе проверки жалобы выяснилось, что в предшествующем, 2016, году пациент ни разу не был на приеме у терапевта. Значит, чувствовал себя хорошо?

По словам Андрианова, он был на приеме, однако покинул его, убедившись, что прием ведет не участковый терапевт, а лицо, его замещающее. И, как полагает Андрианов, с намерениями пропустить как можно больше пациентов, не заботясь о полноценности осмотра.

Эти слова в поликлинике считают домыслом. Лиц, замещающих терапевта,  в штатном расписании поликлиники нет. Возможно, пациент имел в виду доврачебный кабинет, где работает фельдшер, который направляет пациента в случае необходимости к дежурному врачу-терапевту, хирургу, другому врачу-специалисту в зависимости от ситуации. Если врач имеет хоть какое-то  подозрение на острую патологию, он вызывает бригаду скорой медицинской помощи и направляет пациента в приемное отделение профильного стационара.

Презумпция кардиологической патологии               

В отделении неотложной кардиологии краевой клинической больницы №2 Андрианова принимал врач-кардиолог палаты интенсивной терапии Борис Бетехтин. Его можно считать соратником заведующего отделением кандидата медицинских наук, заслуженного врача РФ Бориса Шевцова. Они работают в этом отделении с 70-х годов,  учились читать кардиограммы, познавали аритмологию. При их участии технологический уровень оказания медицинской помощи пациентам с заболеваниями сердечно-сосудистой системы в этой больнице, как и в других стационарах страны, значительно вырос. Впрочем, врач-кардиолог с сорокалетним стажем отмечает не только позитив.

- Бывает, что на поликлиническом этапе и в скорой помощи не совсем верно воспринимают кардиологическую ситуацию. Как у юристов есть презумпция невиновности, так и у медиков должна быть презумпция кардиологической патологии, - высказывается Борис Алексеевич. - Пациент жалуется на боли в сердце, а участковый терапевт лечит его от хондроза.  Потом этого больного привозят к нам с инфарктом.

Бетехтин не склонен винить кого-то из коллег. Он видит ситуацию в целом: молодые специалисты не задерживаются в участковых врачах, уходят  в узкие специалисты, где работа легче и уважения больше.

- Это проблема всероссийская, - итожит он.

Красный маркер профессора

Пятый этаж главного корпуса Дальневосточного государственного медицинского университета,  кафедра общественного здоровья и здравоохранения. Доктор медицинских наук профессор Владимир Дьяченко рисует на доске маркером три уровня отечественной медицины. Первичная медико-санитарная помощь, представленная участковыми терапевтами, - естественно, первый уровень.  Второй уровень - это узкие специалисты, в том числе кардиологи. Третий уровень профессор называет хай-теком, подразумевая  новые технологии.  Говоря о хабаровских клиниках, он упоминает Федеральный сердечно-сосудистый центр, профильные отделения в обеих краевых больницах и горбольнице №10.

Проработавший четверть века в практической медицине и  столько же на преподавательском поприще Дьяченко ставит крупный плюс рядом с третьим уровнем.  На втором уровне  отмечает как успехи, так и просчеты. Для оценки первого уровня, или первичной помощи,  берет красный маркер, которым выводит мощный минус.

- Начнем с того, что бригады скорой медицинской помощи  с недавних пор по всей стране комплектуются не врачами, а фельдшерами. Я знаю, что в Хабаровске  они, как правило, успевают в течение так называемого золотого часа доставить пациента с поражением сердечно-сосудистой системы в отделение неотложной кардиологии краевой больницы №2 к уже упомянутому и глубокоуважаемому мной Борису Петровичу Шевцову, - говорит профессор. - Но если говорить о компетенциях в целом, то замена врачей фельдшерами - это шаг назад.

Другой шаг назад  - это сокращение  срока подготовки врачей. Их учили шесть лет плюс год интернатуры. Теперь выпускники вузов приступают к работе без интернатуры.

- В свое время Мао Цзэдун в стремлении улучшить медпомощь в сельской местности направлял туда недоучившихся студентов, которых народ прозвал босоногими врачами, - напоминает профессор. - Печально, что мы пошли по этому пути.

В советское время звонивший в поликлинику в первой половине дня хабаровчанин слышал: «Мы вас записать на сегодня уже не можем, но вызывайте врача, и он придет к вам домой». Если медпомощь нужна была после рабочего дня,  то приезжал дежурный врач поликлиники - так называемая неотложка. Кстати, в Индустриальном районе в неотложке работал студент 6-го курса Дьяченко.

А что сегодня с доступностью? Приема участкового терапевта приходится ждать несколько дней,  кардиолога или другого узкого специалиста - полмесяца и больше.  Приходит пациент с болями в сердце и слышит от доктора: «Где вы раньше были?».

Другой вопрос: сколько часов в неделю трудится  обычный человек? Ответ известен - сорок часов.  Хирурги, реаниматологи, акушеры-гинекологи, другие специалисты экстренных служб работают  от семидесяти до девяноста пяти часов в неделю. Иначе говоря, на две ставки и больше. Они и в стационаре дежурят, и прием в поликлинике ведут. Причина на слуху: дефицит медицинских кадров. Но возможно ли качественное лечение  при такой нагрузке?

В городе президентского внимания в кабинетах участковых терапевтов прием ведут фельдшеры.  Торжествует либеральная модель здравоохранения, где главное - производство медицинских услуг, а не здоровье нации.

Участковых терапевтов, особенно на периферии,  не хватало всегда. Но было понимание, что это не только первое, но и главное звено здравоохранения. А что сегодня, кроме замены врачей фельдшерами, сокращения на год обучения студентов-медиков? По определению профессора Дьяченко - дыра.

Михаил Карпач

 


Вернуться назад