Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Собеседник > Хабаровское мнение: Разруха не в сортирах…

Хабаровское мнение: Разруха не в сортирах…


3-05-2018, 09:26. Разместил: Юрий Вязанкин

 

Десяток статей был написан мною во все хабаровские газеты, но воз, как про то говорится, и ныне всё там. Давайте посмотрим, какой после бурных событий и дискуссий о Кемерово накопился у нас материал для все более критической оценки общества, власти и всего нашего бытия

В. В. Путин в своём федеральном послании и в многочисленных обращениях ко всем властям на местах призывал их работать в постоянном диалоге с гражданами. Но, увы, с  нашей властью такой диалог не случается.

Вскоре мы будем отмечать очередной юбилей Хабаровска, и мэр станет рассказывать о своей неустанной заботе о нем. Несомненно, что многое в нашем городе сделано, и сейчас кое-где что-то делается, но на очень многие  и неприглядные проблемы власть просто-напросто закрывает глаза.

Взять хотя бы растущие в парках и скверах деревья. Как их в землю воткнул городской зеленхоз, так тотчас забыл. И то, что за теми деревьями нужно ухаживать: стричь, обрезать на них лишние и сухие ветки, чтобы не были те кусты и деревья похожи на черта.  Увы, никого это совсем не волнует.

Как не заботится власть о стрижке-обрезке деревьев, так она перестала заботиться и о помывке своих горожан. Стараясь избавить себя от лишних хлопот, власть потихоньку убрала из города четыре муниципальные бани.  Где-то в бывших банях расположилась ГИБДД,  где-то баню  снесли, как ту, что была по ул. Запарина. Повесили там на заборе табличку, что баню сдадут в 4 квартале 2015 года, но, увы, уж три года обещанных быстро прошли, а конь еще не валялся.  

Рядом с бывшей, зачем-то снесенною властью старинною баней - большой неухоженный двор с игровой площадкой. Страшный, поломанный, серый забор, рваная сетка-рабица  и в середине - кусок асфальта. Играйте, детишки, гоняйте там мяч, а то, что вы травму получите на том страшном асфальте, так  не наше то  дело!

Такое же страшное, толстое, серое пятно асфальта напротив лежит вот уже тридцать лет и три года: по Амурскому бульвару, между улиц Дзержинского и Волочаевской. И пора уже власти понять, что ушло время асфальта на игровых, а тем паче на детских площадках.

Лет десять назад высокий чиновник Иван Крейс клялся мне и божился, что он ту площадку зимою зальёт, ну а летом сам с внуками будет на той площадке резвиться. Увы, нет ни внуков, ни  Крейса, а новый заммэра  - Г.Н. Курочкин отвечает мне вновь, мол, благоустроим, зальем, забьем кол в средину площадки! Не проще ли было убрать с бульвара тот асфальт да посадить на том месте деревья?   

Возле Центрального рынка залили асфальтом Амурский бульвар и трава не расти  - никому нет дела.

Прокладывал трубы железные Горводоканал по ул. Серышева, сквер уничтожили, залили все там асфальтом, и даже склон, что был напротив, заодно залили.

Через дорогу, что зовется ул. Калинина, магазин «Парус» делал кафе. Залил асфальтом бульвар. Кафе достойно почило, асфальт достойно остался. Спустимся с ул. Серышева вниз по ул. Истомина. Чуть ниже дома под номером 84 щедрая власть, уничтожив зеленую детскую площадку, разрешила поставить владельцам машин гаражи. Ну а то, что там выезда нет, никого не волнует. Идет власти копейка в ее ненасытный карман, а на нас, здесь живущих, нашей власти наплевать.

Мало того, видя во всем попустительство, владельцы тех шести гаражей залили самочинно сквер асфальтом и через тротуар, поганя колесами сквер, выезжают себе преспокойно на улицу.

Точно такое же безобразие и по ул. Запарина, 4.

Давно наша Дума приняла законы о том, чтобы владельцы авто не ставили   свои машины в скверы, но, увы, власть, ГИБДД и ВАИ - все не видят в упор  безобразий.  

Десятки киосков закрыли по улицам нашего города. И что? Убрал кто там за собою асфальт? Где ляпнули  владельцы киосков на зелень машину асфальта,  так, съехав, навеки убили то место. А власть, в свое время собрав оброк, и не подумала заставить владельцев убогих киосков привести это место в надлежащий порядок.

Совсем рядом, в Японии, власть заставляет всех бывших владельцев не то чтобы сверху все напрочь убрать, так еще и колья, и трубы вырвать из земли!

Съездил бы наш губернатор когда-нибудь хоть в Сингапур. Не заявлял бы тогда он во всеуслышание по местному радио, что штрафовать в нашем крае за брошенный окурок, банку, бутылку нельзя. У нас ведь не полицейское государство!

И народ привыкает, где надо и не надо бросает окурки. Горят и леса, и поселки. Миллионы бюджетных (читай, наших с вами) средств на то тратятся, а виновных, увы, как всегда нет.

Беспредел в лесном, охотничьем хозяйстве полный. Не даром народ называет всех этих охот- и  рыбинспекторов  «браконьерами в законе».

Звонит мне летом сотрудник охотнадзора из поселка Аян и открытым текстом говорит: я, мол, матку с телёнком добыл.

- Ну, а где ты ту матку добыл?

- В устье речки Улкан!

- Так ведь там заповедник «Джугджурский»!

- Мы - инспекция! Нам можно.

Таких примеров по нашему краю можно привести десятки.

Стоит лишь только вспомнить, с какой первозданной, прекрасной природой достался нам край и что мы с ним за короткое время сделали.

Властям нашего  города нужно быть выше, как говорится, на голову простых обывателей. А у нас в историческом, культурном, художественном плане - одни только казусы. Возьмем барельеф, что стоит на утесе. «Здесь высадились солдаты 13 линейного…»

Кто и когда на таком страшном бое высаживался?

По приказу под №252 графа Муравьева-Амурского солдатам предстояло высадиться в месте слияния рек Амур и Уссури. Там солдаты и вышли на берег. До сих пор на бывшей ул. Лисовского  стоит большой двухэтажный кирпичный склад, идут вверх по склону солдатские  казармы. Крайнее, ближе к дороге, большое строение - бывшая конюшня. В ней сейчас наши люди живут, потому как конюшни в то время строили много добротнее, чем строят сейчас нам жильё.

Чуть выше, на склоне утеса - наблюдательный пункт ВНОС, построенный в 1943 году силами моряков Амурской флотилии. Такие наблюдательные пункты были на вершине Хехцира, на сопке станции Волочаевка-2, на Воронежских сопках. Кроме тех наблюдательных пунктов стояли и зенитные орудия: напротив утёса у д. Телегино, на сопке у станции Волочаевка-2, на Воронежских сопках, и батальон зенитных орудий стоял в начале улицы Брестской. Там до сих пор есть те двухэтажные казармы. Все эти силы предназначались для обороны железнодорожного моста через реку Амур в годы войны, но никак не для спасения утопающих, как гласит нам сейчас табличка на башне утёса!

  Рядом с башней утеса, на барельефе памятника графу Муравьеву- Амурскому, выбито вместо М.С. Карсаков «Корсаков»,  и деревня, что  выше по р. Уссури стоит, пишется с такой точно ошибкой!

Под высокой стелой, что сейчас на месте парка ОДОРА, выполнены совершенно безграмотно и непрофессионально восемь барельефов и под ними подпись нашего мэра. Как можно было ему оставлять на века под таким безобразием свою подпись? Что подумают потомки?

  Памятник Якову Дьяченко совершенно ничем не отличается от безликих памятников 30-50 годов Фрунзе, Кирову, Сталину и прочим совдеповским деятелям. Его отличает лишь только какая-то тряпка, наброшенная на голову (что не дозволено было носить по воинскому уставу). А бороду мог носить офицер царской армии  лишь только с полковничьего звания! Как можно было не знать того профессиональному скульптору? Как можно было художественному совету и власти принимать  все это безобразие?

Ничем иным, как полным  бескультурьем это не назовёшь!

Чего стоит только картина художника В.Д. Овчинникова в книге   «Хабаровск. Образ прошлого»! И как можно было с десятком грубейших ошибок издать эту книгу?  Интересно, читал ли в той книге наш мэр, как старинное здание реального училища, что располагалось когда-то в южном углу Николаевской площади, рухнуло от ветхости?

Я-то помню отлично, как били его большими чугунными грушами, и когда,  поломав на том «ветхом» здании всю строительную технику, взялись взрывать двухметровые крепкие стены тротиловыми зарядами.

Оглянись, обыватель, вот напротив такое же «ветхое» здание стоит, и на него  целый этаж надстроен, а на других, точно таких же «ветхих» старинных особняках - по два-три этажа!

А читал ли из вас кто-нибудь надпись под  памятником Николаю Задорнову? Ладно, что он не был дальше моста через Амур, но власть-то, что памятник тот принимала,  должна была знать, куда впадает река Амур? В какое-такое синее море? До Охотского моря - больше двухсот километров. Да и не было синим Охотское море от рождения! Можно подумать, что у всей нашей власти был сплошной «неуд»  по географии.

На повестке дня - памятник Г.И. Невельскому. Довелось мне увидеть эскизы  г-на Рукавишникова, да, того самого, что слепил нам Я. Дъяченко. Та же шапка, шинелька до пят, сапоги, ниже - католический крест тянут куда-то толпой моряки-христиане! Как мне помнится, наш адмирал водрузил русский флаг на Востоке России, а католикам где и когда он поставил кресты?

Интересно, когда в последний раз брал в руки книгу на тему дальневосточной истории  тот далекий московский ваятель?  

На веру у нас принимать ничего нельзя. Как только ты начинаешь верить в ложь и цитируешь «тьмы низких истин мне дороже нас возвышающий обман», помни: обман тебя приведет либо в зэки, либо в охранники, либо в нищие, либо в рабы!

Так что смотри, обыватель, и думай, все старайся осмыслить сам. А не будешь думать самостоятельно, место барана в загоне тебе обеспечено.

В мире нет ничего опаснее искреннего невежества и кристально честной глупости.

Но вернемся на время к Центральному рынку. Было когда-то такое, что запретила власть продавать лианы лимонника китайского, понимая отлично, что рубим мы сук, на котором сидим. Но потом вновь пропустили, и рубим как прежде мы под собою тот сук.

Везут нам из Приморья на рынок в лотках клубнику, устилая дно тех лотков старыми газетами. За долгую дорогу клубника впитывает в себя этот страшный яд, вы думаете, есть кому до того безобразия дело?

Я много  раз обращался по поводу этого к работникам санитарной службы рынка. Обещают, мол, посмотрим когда-нибудь, примем меры.

Месяц назад вновь зашел на второй этаж. Сидит мадам Глотова, пилочкой ногти холеные чистит. Я ей про газеты да ягоды в сотый раз глухо талдычу.

- Хорошо, схожу, посмотрю. Может быть, примем какие-то меры.

Позвонил я в Роспотребнадзор, что на ул. Карла Маркса, 109, а мне Виктория Валерьевна (фамилию  отказалась называть) отвечает, мол, не наше то дело. Вот когда человек 20-30 отравится, вот тогда, может быть, примут какие-то меры. Что ж, чем меньше народа, тем больше вокруг кислорода. Демографией это у нас называется.

Наплевать рьяной полиции и каким-то, одетым во всё чёрное, легионерам, что маршируют по улицам стольного города до 22 часов, а потом идут преспокойно спать. А то, что после полуночи выходит на улицы города всякая рвань и до утра преспокойно творит беззаконие, это блюстителей порядка, похоже, совсем не беспокоит.

Грабят спокойно «бичи» городские подвалы, снимают с машин зеркала и аккумуляторы. Всю ночь до рассвета выкапывают на клумбах цветы, а потом продают их на рынке. Но полицейского патруля ты той темною ночью не увидишь. Патруль спит спокойно в укромных углах, в своих тёплых машинах. Не верите? Загляните во двор дома 7а по пер. Дъяченко и спросите у местных жильцов. Все как один они подтвердят, что там по 2-3 машины  стоят чуть не каждую ночь!

Не последней причиной всех этих сбоев бюрократической машины является политический  и моральный износ элиты, где главенствуют не компетенция, а связи, личная мотивировка, круговая порука, патриотический самопиар  и прочие «прелести». На поверхность выходит лживый эгоизм власти и безразличие к жизни народа. Отсюда и недоверие к ней, к этой самой власти,  народа.

Не последнюю роль здесь играет и то, что культура относится у нас часто к простой сфере услуг и существует по остаточному принципу. И пока не поймёт  вся верховная  власть, что вопросы культуры - это вопросы благополучия и счастья нашего государства, до тех пор надлежащего толка в России   не будет.  

 Леонид Сермягин

 

 

 

 

 

 


Вернуться назад