Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Галёрка > Хабаровская гастроль: Особые люди, Любовь и Театр на Малой Бронной

Хабаровская гастроль: Особые люди, Любовь и Театр на Малой Бронной


3-05-2018, 10:41. Разместил: Юрий Вязанкин

 

Хабаровчанка, мама незрячего ребенка, рассказала такую историю. Как-то волею судеб она ранним летним утром оказалась на  улице Муравьева-Амурского. Только что встало солнце. Было свежо и пустынно. Из прохожих -  мужчина и женщина, катящие коляску. В  ней - ребенок-инвалид. 

Почему рано утром хабаровчане гуляли с ребенком? То ли тем самым оберегали ребенка от излишне брезгливого любопытства  здоровых горожан, то ли просто стеснялись, что  дитя - инвалид.

«Чужих детей не бывает» - это часто не про нас.  Мы стыдливо закрываем глаза, стараемся не замечать чужих трагедий, а еще  хуже  рыдаем, через секунду забывая. «Нас же это напрямую не касается!» Но так устроена жизнь, что не может быть один счастлив в несчастливой стране. Даже социализм, как  оказалось, невозможно было построить в отдельно взятом государстве. 

Отрицание, незамечание чужого горя заразно, как чума. Оно поражает душу, делая нас жестокосердными, чудовищно равнодушными и сентиментальными. Сентиментальность, считал Карл Юнг, - это скрывающаяся жестокость.

Да, мы знаем: где-то там, в параллельном Хабаровске, есть дети-инвалиды. Мы знаем, что одни сдают их в детские дома, а другие всю жизнь, почти в одиночку, тащат на себе этот родительский груз, не предают детей.  Мы знаем, что есть  и аутисты, и дети с синдромом Дауна,  и незрячие, и глухие. 

Сталкиваясь в жизни с иными людьми, мы испытываем порой раздражение, не так ли?  Они выпадают из наших представлений о норме, они  выпадают из строя марширующих в сторону светлого будущего страны.

Иные

Благотворительный спектакль «Особые люди» Творческого объединения мастерских Голомазова и Театра на Малой Бронной собрал  аншлаг в Хабаровском театре драмы. Постановка состоялась благодаря благотворительному фонду «Филантропия».  Все средства, собранные от продажи билетов на спектакль, будут перечислены для помощи детям с особенностями развития.

Спектакль документальный, собранный из интернетовских историй, из интервью  реальных родителей детей-аутистов.  

Это  действо - протест против невозможности быть услышанным. Аутистов ведь не слышат и не понимают. Как говорил в одном из интервью режиссер спектакля  Сергей Голомазов, это спектакль об обществе, где отказываются слышать тех, кто мыслит, говорит и выглядит иначе. Это попытка размышления о глухоте и слепоте нашего общества.

Все началось с Центра лечебной педагогики, где актеры  познакомились с родителями, волонтерами, педагогами, детьми. Именно там и появилась идея  как-то поддержать этих людей. Потом был  инклюзивный лагерь на Валдае. Постепенно собрался  документальный материал, который передали драматургу Александру Игнашову.

Спектакль

Три человека, молча, почти отрешенно  постоянно присутствуют на сцене, не принимая участия в основном действии. То ли наблюдают, то ли «отсекаются» от происходящего. Но именно их присутствие и создает тот фон, ту мякоть действа в первую очередь. И оторваться от этого невозможно, словно разгадываешь  ребус, сочиненный пластически, показанный инопланетянами.

- В спектакле  пытаюсь «нервно отмахиваться», но наблюдая за  тем, что происходит, слушая то, что говорят коллеги, естественно.  Когда ты «обнажен», все это начинает оказывать на тебя воздействие,  где-то внутри начинает потрясывать. Конечно, тяжело находиться все время на сцене, но когда ты видишь, как хватаются зрители за платочки… С одной стороны, это нравится, а с другой - чувствуешь ответственность. Во время  гастролей в  Нюрнберге на спектакль пришли люди с пивом. Сначала звенели бокалами, а потом – раз! - и тишина, - рассказал Сергей Кизас, актер театра.  -  Я - волонтер Центра лечебной педагогики. Раз в неделю  ходил в психоневрологический интернат. По пять часов занимался с особенными детьми. Главное в общении с ними - внимание. Главное – не потревожить. Если такой человек не хочет общаться, значит, не надо навязываться, нужно позволить ему самому выбирать.

Непонимание того, что происходит с ребенком, и рождает ужас.  Вчера – ясноглазый, кудрявый малыш, который всем улыбался,  а сегодня - отрешенное от всего существо.

Когда болит живот, например, можно удалить аппендикс, и человек станет здоров. Но при аутизме удалять нечего, а средства, которые требуются на реабилитацию, огромны. А откуда брать деньги? От государства - только мизерная пенсия, которой хватает, образно говоря, на пару чашек «Доширака». Нормальная, постоянная реабилитация только за границей.

Но это не самое страшное.  Самый большой ужас заключается в том, что, положив жизнь на существование ребенка, понимать:  после смерти родителей у дочери или сына дорога одна – в психбольницу.

В России нет диагноза «аутизм» для взрослых.  С совершеннолетием все люди с такими расстройствами получают диагноз «шизофрения».

Одно,  наверное,  выдумано в этом спектакле: организация, которая "скупает" особых детей для усыновления за границу. Так, наверное, скупал дьявол в Темные века души взамен всеобщего счастья.

И искушение отказаться от ребенка в пользу его безбедного существования, а самое главное, в пользу постоянной реабилитации, а значит, впоследствии нормальной жизни не в российской психбольнице, делает спектакль особо трагичным.

Чужих детей не бывает?  Для российского бюджета и общества бывают, к сожалению.

И когда одна из героинь спектакля решается отдать ребенка за рубеж, не хочется ее порицать, хочется вместе с ней беззвучно кричать от  безысходности.

Особые люди  учат нас любви

-  У нас в спектакле нет ни одного придуманного монолога. Было очень мучительно все это ставить. Как это сделать, чтобы не было все декоративным, чтобы не было мелодрамой, чтобы все было по правде? У нас было условие: на сцене мы в своих костюмах, мы не играем никаких «образов», мы – это мы. Я, Вера Бабичева, это говорю я, примеряя на себя судьбу этой женщины, связав со своей судьбой. Как-то пришла обычная женщина с обычными людьми на спектакль, встала на аплодисментах и сказала: «У меня двое здоровых мальчиков, у меня нет этой проблемы. И только сегодня я поняла, как я счастлива», - поделилась заслуженная артистка Российской Федерации Вера Бабичева.

…В конце спектакля хабаровчане, не скрывая слез, долго аплодировали стоя. И это были слезы катарсиса от встречи с настоящим искусством, слезы, лечащие и очищающие души. Как бы хотелось, чтобы мы в жизни стали  более терпимы, более внимательны  друг к другу. Если Бог нам посылает особых детей,  это значит не просто так. Именно такие иные люди  приходят, чтобы научить нас, обыкновенных, здоровых, по-настоящему любить.

Юрий Вязанкин

P.S. Возвращаясь домой после спектакля поздно вечером, не утерпел и позвонил дочери: « Я тебя очень люблю! Это счастье, что ты у меня есть!». Стало как-то после этого легче, теплее.

 

Спектакль «Особые люди» поставил художественный руководитель Театра на Малой Бронной Сергей Голомазов, заслуженный деятель  искусств РФ, обладатель премий "Золотая маска" и "Хрустальная Турандот".

Спектакль  -  лауреат премии "Звезда театрала - 2016" в номинации "Лучший социальный проект".

«Особые люди» были на гастролях в Германии, Латвии, Абхазии.

 

Если еще несколько лет назад ребенок-аутист рождался (или получал такой диагноз) 1 на 30 тысяч человек, то сегодня это соотношение — 1/68. Специалисты называют это пандемией.

Аутизм в Википедии и в других энциклопедиях определяется как общее расстройство развития, при котором отмечается максимальный дефицит эмоций и сферы общения. Собственно, название болезни и определяет ее суть и то, как проявляется болезнь: значение слова «аутизм» - внутри себя. Человек, болеющий этим недугом, свои жесты и речь никогда не направляет во внешний мир. В его действиях отсутствует социальный смысл.

 

«После спектакля - шквал звонков и СМС. Одни восторженные, со словами благодарности, другие гневные, с упреками из разряда «... почему ты не настояла, чтобы я пошёл/пошла на этот спектакль?!».  Потом предложили помощь фонду: кто-то денежную, кто-то волонтёрскую - в общем, посильную. Помощи много не бывает. Я  не увидела ни одного равнодушного взгляда, не услышала ни одного фальшивого слова».

Елена Ли, генеральный директор благотворительного фонда «Филантропия»


Вернуться назад