Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Галёрка > В Хабаровске открылся первый частный музыкальный музей на Дальнем Востоке

В Хабаровске открылся первый частный музыкальный музей на Дальнем Востоке


9-07-2018, 08:34. Разместил: Юрий Вязанкин

 

В Хабаровске коллекция «живой музыки» Андрея Веретенникова наконец-то обрела постоянную экспозицию.

Милый такой, камерно-домашний музыкальный салон открылся в историческом центре краевой столицы.

Только механика

Самый первый зал – мир механики. Здесь собраны устройства, что без электричества несли в массы чарующие звуки. Экспозиция начинается с фонографа Эдисона 1886 года выпуска, он эксплуатировал восковые валики. «Приобретение этого аппарата напоминало лотерею. Продавец сразу заявил, что продает как есть и ни разу его не запускал. Но когда его привезли, почистили, поставили валик и… пошел звук», - вспоминает Евгения Веретенникова. Супруга всячески поддерживает Андрея в его деле сохранения «живой истории» в больших и  малых формах. Что самое главное в патефоне? Правильно, иголка! По правилам эксплуатации, одна иголка предназначалась для воспроизводства одной пластинки. После чего ее надо было менять. Вот почему к патефонам иглы шли  целыми упаковками, в красочных коробочках. Использованные сбрасывались в специальные жестяные пирамидки, кои надо было сдавать в соответствующие пункты сбора и взамен получать острозаточенные. Хотя, имея под руками специальную точилку, можно и самому довести до ума иглу. Помню, как-то в начале 2000-х годов, работая в Москве, отдыхал с компанией на даче. Хозяин вытащил из закромов патефон 30-х годов и огромное количество пластинок. И посетовал, дескать, нет ни одной иглы, так что ретромузыки не будет. Тоже мне проблема - на даче отдыхали несколько инженеров. Влет нашли небольшую бухточку сталистой проволоки и бригадным подрядом в течение получаса заготовили массу иголок. Я лично затачивал эти короткие стержни. Что могу сказать: одна пластинка – одна игла, которую потом выбрасывали. Конечно, звук был далек от идеального, но после  хорошего ужина нареканий не вызывал.

Товарищ Веретенников сам доводит до ума поступившие различными способами музыкальные приборы, благо, есть опыт «самоделкиного» творчества из беззаботной юности с ее школьными дискотеками. Делает все, начиная от наладки механизма и заканчивая лакировкой, но не действительности, а корпусов. Корпуса, кстати, не всегда были из дерева, что дает хороший резонанс. Как пример мобилизационной экономики – детский граммофон Bing Pigmyphone,  выпускавшийся в Германии в годы Первой мировой войны. Эрзац «чистой воды» - в качестве корпуса жестяная коробка из-под печенья, звукосниматель и мини-труба из жести минималистического исполнения.

Ностальгия по-советски

Через пятьдесят лет история с детским проигрывателем пластинок повторилась на более высоком технологическом уровне. В Стране советов с середины 70-х годов выпускался детский транзисторный электрофон «Электроника». В коллекции советской музыкальной ретротехники он как-то теряется на фоне «старших братьев», таких «три в одном» (телерадиола «Харьков»). Но «малыш» интересен тем, что работает только от двух батареек. Я точно такой же посредством внешнего источника питания недавно запустил. И он зазвучал! Можно этак импозантно, поместив сей девайс на руку, прогуляться по улицам. Вот она, предтеча современных мобильных музыкальных устройств. Причем качество звучания примерно одинаковое.

Милое местечко, этот музей говорящих машин! На каждом шагу масса сюрпризов - приятных мелочей, вроде бы к звуку не имеющих прямого отношения, стоит только внимательно приглядеться. Казалось, при чем тут музыка и советский диктофон «Электрон-52Д», который продвигался в 60-х как «память делового человека»? Так ведь этот аппарат помогал нашему Штирлицу в легендарном фильме «Семнадцать мгновений весны» вредить нацистам. Исторически это неверно - тогда звук писали на проволоку. Простим эту натяжку, в сериале такая музыка Микаэла Таривердиева звучала! Так что желающие увидеть и услышать, что и как было на музыкальном фронте в СССР, добро пожаловать во второй зал.

Диско в массы!

Но самая крутая экспозиция – это третий. Диско-холл с аппаратурой высокого класса и не очень. Зато - сплошь импорт, начиная от японских бумбоксов. Их по негритянской моде из гетто надо было водружать на плечо, потому что в руке унести нереально. Стационарные деки и катушечные магнитофоны, виниловая вертушка высшего класса - это просто песня! Да никакой современный диджитал-звук не то что рядом не стоял, он даже и не валялся.  Мощь, красота, сила - все это старый добрый рок-н-ролл на стационарном проигрывателе пластинок. Грешен, воспользовался служебным положением, и Евгения Веретенникова поставила старый добрый винил из моей юности.  Именно 80-е годы прошлого века были стремительными в смене форматов аудионосителей. Виниловые пластинки, магнитофонная лента, компакт-диски (первоначально размером с большой виниловый диск), кассеты. Все закончилось массовым звуком – из каждого сотового телефона или смартфона.

Маленькие размеры выставочных залов и большое количество экспонатов заставляет по максимуму использовать площади музея. Смотришь на эти ретропластинки, «музыку на рёбрах», рекламные пакеты Хабаровской студии фотозвукозаписи, что размещены по стенам, и думаешь о продолжении.

Стоит поддержать почин директора «треста» ресторанов и кафе товарища Веретенникова в деле сохранения и приумножения исторического наследия. Тем более что на открытии музея «Мир говорящих машин» мэр Соколов призвал не останавливаться на достигнутом: «Еще одним хорошим культурным учреждением в городе стало больше. Это только первый шаг, увидев все это, понимаешь, что они нуждаются в серьезном расширении и поддержке. Надеюсь, не только мы окажем ее, но и жители города».

Андрей Дунаевский

Фото автора

 «Мир говорящих машин»

Адрес: г. Хабаровск, ул. Фрунзе, 50.

Посещение музея по предварительной записи по телефонам: (4212) 25-11-17, 35-87-50, +7-914-542-11-17.

Группы не более 10 человек. Продолжительность экскурсии - от одного часа.

 Лайфхак из прошлого

Как сделать за пять минуть из устройства 4 класса крутой мафон?

В нашей семье старший брат долго эксплуатировал советский магнитофон «Воронеж-404». Секрет долголетия прост: двигатель и лентопротяжный механизм были японские. После отъезда брата эксплуатировать его начали мы. Но смущала надпись  «Воронеж». Ее замаскировали наклеенным вкладышем от японской жвачки. «Старичок» не подвел. До сих сор жив, только надо пасик поменять. И да, пришпандоренная в 80-х японская этикетка по-прежнему на своем месте.

 

 


Вернуться назад