Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Экономика > Налоговые инквизиторы?

Налоговые инквизиторы?


10-08-2018, 11:02. Разместил: Юрий Вязанкин

 

Допросы предпринимателей, обвинения в «зиц-председательстве» и другие инструменты инспекторского арсенала

Согласно указу Президента России В.В. Путина Дальний Восток выбран в качестве региона, развитию которого уделяется повышенное внимание. Формирование комфортной бизнес-среды и, следовательно, приток инвестиций и населения – одно из таких направлений.

Целью государственной политики является, в том числе, увеличение количества малого и среднего бизнеса на Дальнем Востоке как источника занятости населения и поступлений денежных средств в бюджет всех уровней за счет налоговых поступлений. О бизнесе и налогах рассуждает Денис Пензин, председатель комитета по защите прав предпринимателей в сфере правоохранительной деятельности хабаровского регионального отделения общероссийской организации малого и среднего предпринимательства «Опора России».

Огнем и мечом

- Денис Александрович, что делается для развития бизнеса в стране и Хабаровском крае в частности?

 - В стране проводится реформа контрольно-надзорных органов. Хабаровский край принимает активное участие в данной реформе. По распоряжению губернатора создана площадка из числа подконтрольных Хабаровскому краю контрольно-надзорных органов и общественных организаций, целью которой является создание работоспособной модели работы контрольных органов и достижения паритета между интересами государства и бизнеса. Площадку возглавляет Главное контрольное управление губернатора и правительства Хабаровского края. Площадка работает, регулярно проходят встречи, обсуждения. Я знаю, что Вячеслав Шпорт лично заслушивает доклады, и видно желание чиновников услышать общество и бизнес. Однако контрольно-надзорные органы Хабаровского края - это лишь малая часть беды краевого предпринимательства. На сегодняшний день УФНС России по краю стало главным врагом поставленных Президентом РФ задач по развитию малого и среднего бизнеса.

 - В нашу редакцию неоднократно поступали жалобы со стороны предпринимателей о несогласии с деятельностью налогового органа. Дело в несовершенном налоговом законодательстве?

 - Я не скажу, что налоговое законодательство в нашей стране плохое. Да, оно нуждается в реформе, но в целом все регламентировано, ясно и четко прописано. Налоговый кодекс написан для налогоплательщика, формулировки в законе сделаны так, чтобы дать возможность налоговому органу проводить лояльную политику, направленную на сохранение и приумножения налогооблагаемой базы. Но правоприменительная практика УФНС по Хабаровскому краю просто переворачивает все с ног на голову.

 18 июля 2018 года состоялось совещание с участием представителей ЦА ФНС России и представителей бизнес-сообщества. На нем присутствовал Алексей Оверцук (заместитель руководителя ФНС), Константин Чекмышев, другие руководители центрального аппарата ФНС России. Общий посыл выступающих сводился к тому, что государство стремится навести порядок в экономической сфере - чтобы в будущем рынок стал легальным, прозрачным и понятным для россиян, предпринимателей и инвесторов. Все изменения в формах и методах воздействия на бизнес-среду сводятся к одному: побудить предпринимателей отказаться от серых схем и работать легально, что называется «в белую». 

 На первый взгляд, налоговики рассуждают правильно. Все понятно, логично, бизнес устал от бардака в стране, бизнес хочет платить налоги, хочет жить и развиваться в нормальных условиях, бизнес готов принять новые условия. Но в реальности все не так. УФНС России по Хабаровскому краю превратилось по факту в «святую инквизицию», которая огнем и мечом карает всех и вся, оставляя после себя лишь выжженную пустыню.

Заплати за себя и за того парня

 - Вы можете привести конкретные примеры перегибов, допущенных налоговым органом?

 - Да, конечно. Одним из камней преткновения является «определение выгодоприобретателя». Смысл такой -  налоговый орган, обнаружив неуплату налога от одного звена цепи к другому (выявляя и исключая из цепи фирмы-однодневки), добирается до того предпринимателя, в интересах которого создан формальный документооборот. Налоговики предъявляют ему к возмещению тот налог, который не был уплачен формальной компанией-однодневкой.

 Вроде все нормально и даже логично, но в Хабаровском крае налоговый орган не занимается поиском и наказанием реального уклониста и похитителя налога. Специалисты смотрят по имеющимся данным компанию в цепи, которая имеет имущество, штат сотрудников, оборотные средства, у которой учредители имеют хоть какое-то имущество. Далее налоговики «назначают» учредителя такой компании ответственным за «грехи» других людей и требуют от него заплатить налог. По сути, они прощают реального похитителя налога и закрывают образовавшуюся недоимку в бюджет за счет назначенной жертвы. Получается, что налогоплательщик с денежными оборотами, со штатом людей по какой-то причине должен заплатить налоги дважды.

 - А разве нет механизма доказать свою невиновность?

 - В законе, в приказах ФНС нет описания четких действий, которые должен выполнить налогоплательщик и тем самым снять с себя налоговые риски либо не делать этого и риски принять на себя. Эта неопределенность отпугивает иностранных инвесторов. Иностранные аудиторы не могут оценить налоговые риски. Ведь инвестор не знает: а вдруг будет внезапная налоговая проверка? Придет налоговый инспектор и скажет: «А вот мы тут подумали, там в Москве кто-то налоги не заплатил, так вот той фирмы нет, да и искать мы ее не будем, мы тут посмотрели в цепи контрагентов, вы самые богатые, поэтому заплатите за них налоги».

 Кто в таких непонятных условиях деньги будет вкладывать? Кто в таких условиях деньги будет оставлять в России? Вот и идет отток капиталов. Кому какое дело, о чем там с экрана телевизора чиновники говорят про налоги? Деньги-то надо не только заработать, их нужно еще и сохранить. Налоговое законодательство в других странах еще строже, но там ничего просто так не отберут. 

«Зиц-председатель» Фунт поневоле

 Немаловажен факт, по каким критериям налоговая служба выявляет и относит то или иное предприятие к категории «фирм-однодневок». Общие правила такие: если предприятие имеет в штате одного лишь руководителя, если нет склада, нет на балансе техники, если маленькая налоговая нагрузка и операции по счету носят транзитный характер, то на него навешивают клише «фирма-однодневка».  Но 95% процентов малого, да и среднего бизнеса подпадают под эти критерии!

 Мы живем на Дальнем Востоке, тут почти ничего не производится, все покупается в центральной части России. Логично, что деньги пришли на счет предпринимателя, предприниматель нашел товар, организовал на Дальний Восток поставку товара заказчику. Соответственно, деньги ушли поставщику товара. В распоряжении предпринимателя, который не спал ночами, организовывая поставку товара, осталось, допустим, 3% от оборота с этих денег. Но он понес расходы и заплатил налоги! Хорошо, если еще что-то себе в карман положил.

 Понятно, что в Хабаровском крае бизнесмен платит налогов меньше, чем в Москве или в Санкт-Петербурге. Зачем ему штат, если у него нет в нем потребности - он работает один, зачем ему нанимать кого-то? Зачем ему склад, если он организовывает разовые поставки и просто в этом складе не нуждается на постоянной основе? Зачем платить за то, что тебе не нужно? Какие у него могут быть основные средства, кроме телефона да компьютера?

 Для того чтобы в состав «однодневок» не попало действующее реальное предприятие, предусмотрен допрос. Не каждый человек по доброй воле на допрос пойдет, особенно предприниматель.  Если не пришел на допрос, предприятие признается фирмой-однодневкой автоматически. Что само по себе вызывает шок у предпринимателей, потому что мало кто про это знает. 

Фамильное дело

Второй вариант - это когда предприниматель все-таки пришел на допрос. И вот тут боже упаси, если у вас нет специального образования в области экономики, юриспруденции и у вас не феноменальная память! Я часто присутствую при таких допросах со стороны предпринимателей, и даже меня, опытного человека, некоторые вопросы повергают в ступор. 

 Сначала человеку задаются общие вопросы про предприятие. Номинальный директор на них ответить не может, поскольку он не руководит предприятием и не может в принципе знать ответы. Реальный же директор отвечает. Но инспекторам этого мало. Они начинают задавать каверзные вопросы. Например, называют фамилии людей и просят ответить - знает ли он кого-либо из них? Человек какие-то фамилии вспоминает, какие-то нет. Оказывается, что эти фамилии - это директора контрагентов, их бухгалтеры, снабженцы, еще какие-то люди, с которыми предприниматель сталкивался единственный раз много лет назад.

Но ведь невозможно запомнить абсолютно всех! А в итоге, «по протоколу», получается, что предприниматель не знает того, с кем работал. А значит, он якобы номинальный директор. Но это ведь не так! И таких вопросов много. Вот еще пример: часто предлагают назвать числа в налоговой декларации, поданной полгода назад. Да как это вообще в принципе назвать можно без подготовки? Даже если он эту декларацию неделю назад подавал, подобные числа все равно сложно запомнить!

 Или инспекторы могут спросить у человека со средне-специальным образованием в области автотранспорта: «Как формируется и исчисляется налог на добавленную стоимость?». Я сам до конца правильно на этот вопрос ответить не могу, а автослесарь, который занимается покупкой и продажей автозапчастей, обязательно должен знать ответ на этот вопрос! Подобными злоупотреблениями УФНС по Хабаровскому краю убивает малый и средний, да и крупный бизнес в нашем регионе.

  - Каковы предложения общественной организации «Опора России» по изменению сложившейся ситуации?

 - Начальник УФНС по Хабаровскому краю утратил доверие бизнеса, ни одна площадка под его руководством работать не будет. От «Опоры России» поступило предложение на базе ФНС по Дальневосточному округу создать площадку для диалога с бизнесом, где бы в рабочем порядке ежеквартально обсуждались проблемы предпринимательского сообщества. Только когда все перегибы будут вытаскиваться на поверхность, можно изменить ситуацию и заставить  налоговый орган работать правильно.

 - Есть ли обратная связь от ФНС России по этому предложению?

 - Предложение только поступило, надеюсь, что отзыв будет. Если нет, то в рамках «Опоры России» будем поднимать это вопрос на федеральном уровне.

Андрей Канев


Вернуться назад