Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Экономика > В Хабаровске «Белоснежка» торгует водкой и колбасой

В Хабаровске «Белоснежка» торгует водкой и колбасой


5-08-2017, 09:08. Разместил: Юрий Вязанкин

 

Рынок переиначивает и сводит на нет памятные места Хабаровска. Алкомаркет «Столица» и завод мясных изделий «Ратимир» открыли торговые точки на улице Руднева - вероятно, главной магистрали Краснофлотского района Хабаровска. Точнее, в отдельно стоящем здании, в котором размещался магазин №16 второго хабаровского горпищеторга, больше известный как «Белоснежка».

В отделе торговли городской администрации пояснили, что в последние годы продмаг принадлежал предпринимателю, и он   осуществлял торговлю продовольственными товарами. Похоже, предприниматель прогорел, и теперь прямо на буквах, возвышающихся на фронтоне и составляющих слово «Белоснежка», появились вывески «Столицы» и «Ратимира». Наверное, буквы можно было снять, но тогда не на чем было бы крепить вывески. Рациональный подход восторжествовал, а то, что от «Белоснежки» на фронтоне осталась абракадабра «Белоснеж», алкомаркет и мясной завод не беспокоит.

«Белоснеж» - как джипы на газоне, как ржавые подъемные краны у акватории завода имени С.М. Кирова, как Краснофлотский район без флота. Это волнительное чувство, объединяющее ностальгию и день сегодняшний, осознание перемен и нежелание, чтобы без твоего спроса тебя лишали памятного, стержневого.

«Белоснежка» - знак оттепели, пришедшей в СССР в середине прошлого века.  Ибо невозможно представить, что в сталинскую эпоху, когда боролись с космополитизмом и низкопоклонством перед западными ценностями, появился магазин, названный в честь иноземного персонажа. Белоснежка - это дочь короля из сказки братьев Гримм. Она мила, застенчива, дружелюбна. Если принимать во внимание нежданно-негаданно появившуюся на фронтоне абракадабру, эти качества в пору водочно-колбасного изобилия, видимо, неактуальны.

Еще одна примета оттепели в Хабаровске - ресторан «Аквариум» в аэропорту был стерт с лица земли под разговоры о строительстве пассажирского терминала. Похоже, ни у кого не возникло мысли о сохранении «Аквариума» как спутника нового терминала. Хотя в ресторане коротали время пассажиры, и такое понятие, как задержка рейса, вряд ли когда-либо потеряет актуальность.  

К тому же «Аквариум» еще в советское время стал визитной карточкой Хабаровска.  И потому что само это здание, округлое и застекленное, воплощало архитектуру 60-х. И потому, что в «Аквариуме» играл ансамбль Вячеслава Захарова, ныне народного артиста Российской Федерации, а тогда джазмена №1 едва ли не всего Дальнего Востока.

Если бы «Аквариум» сохранили, то его абрис, дополненный саксофоном, пожалуй, мог бы стать более удачным логотипом хабаровского аэропорта, нежели летящий с поднятыми лапами медведь, над которым потешался Интернет.

Ты куда, «Ерофей»?

Этот дом на перекрестке улиц Карла Маркса и Пушкина тоже вырос в 60-е. На первом этаже разместились книжный магазин и мужская парикмахерская. Более полувека соседствовали они - «Книжный мир» и «Ерофей». Однако в последние годы там, где стригли и брили мужчин, продаются золотые цепочки, серьги, кольца.

В центре Хабаровска, от набережной до главной площади города, число предприятий, торгующих драгоценностями, умножилось. Неужели мужчины стали отказывать себе в стрижке, чтобы скопить денег на колечко возлюбленной?

Разумеется, это не так. Но отправлена на свалку истории плановая система, когда по численности населения на жилмассиве определялось, сколько в нем должно быть булочных и вино-водочных, общепита и бытовки. Теперь же правит бал его величество рынок, и 3-я улица Строителей, получившая известность благодаря Эльдару Рязанову и его «Иронии судьбы…», представляется едва ли не верхом совершенства. Тогда в новых микрорайонах вслед за типовыми панельками возводилась социальная сфера. А где в Рабочем городке, «Строителе», других появившихся в Хабаровске микрорайонах, к примеру, поликлиники? В общем, хваленый рынок не снимает противоречий между потребностями в медицинских, других насущных услугах и их реальным наличием.

Сколько достойных представителей сильного пола обслуживал «Ерофей», в котором работать начинали в половине восьмого утра! Женщины-мастера помнят Александра Панченко и Павла Филиппова, возглавлявших хабаровскую мэрию, Сергея Лопатина и Юрия Оноприенко, заместителей председателя краевого правительства. Там же, в «Ерофее», где избегали крайностей в моде, предпочитали стричься генеральный директор «Дальлеспрома» Евгений Елизов, ректор Академии экономики и права Владимир Лихобабин, другие начальствующие чины. Плюс мальчики, которые отправлялись в первый класс, юноши, поступающие в вузы, а также командированные и брачующиеся.

Привести в порядок шевелюру в «Ерофее», через дорогу от главной площади города и края, считалось престижным, потому и были очереди, но недовольных, как правило, не было. Что помешало обществу с ограниченной ответственностью «Ерофей», которое объединяло трудовой коллектив, сохранить за собой без малого двести квадратных метров на Карла Маркса, 37 - те самые «квадраты», где много лет размещалась парикмахерская?

Сами мастера после судебных и прочих разбирательств не склонны вдаваться в подробности противостояния между ООО «Ерофей» и ОАО «Центр инновационных технологий», которому администрация города передала полномочия по аренде и продаже недвижимости. Но если властные структуры столицы края не устают заявлять о поддержке малого и среднего бизнеса, тогда почему этой поддержки был лишен, пожалуй, самый известный в городе салон мужских стрижек?

Правда, «Ерофей» не исчез, а переместился на ул. Волочаевскую, 153 - красный дом, занимающий целый квартал от автобусной остановки 25-го маршрута до Госбанка. Хотя помещение там в два раза меньше, но мастера те же, улыбчивые и спорые.

Однако главное свершилось: парикмахерская «Ерофей», признанный бренд Хабаровска, удалена с главной улицы города. Как кафе «Снежинка», как магазин «Старт», как Центральный гастроном. Теперь на их месте едва ли не сплошь иностранные названия, и русский язык с вывесок вытесняется без обсуждения.

Город как прачечная

Передел недвижимости на улицах Хабаровска решительностью и неудержимостью напоминает революцию. Но не завершающий квартал 1917 года, когда надумали стрелять и вешать. Трансформация началась в 1991 году с дележа собственности, считавшейся общенародной. Но вот какой исторический зигзаг: хабаровские большевики, ликвидировав частные заведения, не спешили менять их предназначение.

- В торговый дом Кунста и Альберса на ул. Муравьева-Амурского по-прежнему ходили за продуктами. Потом он стал Центральным гастрономом, - рассказывает краевед Анатолий Жуков. - Продолжала работать баня, построенная предпринимателем Шабагуловым. Первый на Дальнем Востоке кинотеатр «Гранд Иллюзион», в Гражданскую войну менявший вывески, в 1925 году получил название, которое отвечало задачам новой власти, - «Совкино».

Чем дальше уходил 1917 год, тем больше примет дореволюционного прошлого возвращалось в повседневность Хабаровска. Фотография и часовая мастерская вновь открылись в здании, где они располагались в пору самодержавия. На аллеях и площадках детского сада, появившегося в 1909 году, обосновался детский парк.

Идеологические догмы не мешали здоровому практицизму. Комсомолки и комсомольцы страстно хотели фотографироваться. Возвратившийся к жизни яхт-клуб стал готовить кадры для рабоче-крестьянского Красного флота.

Либералы, столкнув коммунистов с политического олимпа, без промедления развернули приватизацию, не особо внимая нуждам и чаяниям народа. Продать больше и дороже - так формулировали задачу не только хабаровские гайдары и чубайсы. На главной улице Хабаровска прекратил существование магазин «Старт», и теперь одежда и обувь для физкультурников и спортсменов продаются на этажах бывшего Центрального гастронома. Труды местных приватизаторов вызывают недоумение хабаровчан.

- На углу улиц Муравьева-Амурского и Дзержинского, где размещалось кафе «Снежинка» и взрослые угощали детей мороженым, теперь огромный магазин, в котором рубашки, брюки, куртки продают по сногсшибательным ценам. Вряд ли их кто-нибудь берет, как и другие неимоверно дорогие вещи в бутиках на главной улице города, - высказывается руководитель студии документальный фильмов «ТПН» активист Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Ничиков. - Почему пропали «Даурия», «Лотос», другие кафе и рестораны? Куда подевались магазины «Рыба»? Впечатление такое, что город превратился в прачечную, где отмывают незаконные миллионы.

Скорей раздражает, чем радует

Сколько угодно примеров, когда с первых этажей съезжают жильцы и в переоборудованных помещениях открывают магазины и офисы. Но сплошной торговли как офисной бесконечности даже в центре Хабаровска не предвидится. К «сталинкам», «хрущевкам», «брежневкам» добавляются высотные апартаменты, появляются семьи и дети. И обилие магазинов, предлагающих золото, когда хлеб продается в киосках, скорей, раздражает, чем радует. Как и бывший Центральный гастроном, торгующий спортивными трусами и майками.

Ильф и Петров, живописуя Старгород с чрезмерным обилием цирюлен и похоронных бюро на главной улице, с иронией замечали, что старгородцы появлялись на свет, чтобы подстричься-побриться и лечь в гроб. Если судить по улице Муравьева-Амурского, переходящей в улицу Карла Маркса, хабаровчане живут, дабы накупить золотых украшений и импортного шмотья. Не впечатляет.

 Михаил Карпач

На снимках: вот такой «Белоснеж»; старейший в городе магазин ювелирных украшений «Алмаз» обступили салоны-клоны.

Фото Виктора Бурнашева  

Присоединяйтесь  к новостному  каналу газеты « Молодой дальневосточник XXI век» в Telegram

                


Вернуться назад