Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Опрос с пристрастием > Климат хороший, но погода его портит

Климат хороший, но погода его портит


9-01-2019, 11:00. Разместил: Татьяна Бершадская

 
Гость редакции – Светлана Владимировна Агеева, начальник Хабаровского гидрометцентра.


- Светлана Владимировна, вопрос по существу - снег где?
- В этом году, конечно, неприятно, что снега нет. Такое очень редко, но бывает. Например, по статистике в 1974 году устойчивый снежный покров образовался только 31 декабря.
- Вы нас радуете.
- А бесснежная зима, похожая на нынешнюю, была в 2007 году - в ноябре-декабре снежный покров был очень маленький. Он и сейчас маленький от Бикина до Троицкого. По данным метеостанции, в Троицком и Комсомольске снежный покров уже по 11 сантиметров. На остальной территории снега много.
- Откуда привезли снег на площадь Ленина?
- Это не природный снег – искусственный. Снежная пушка есть на горнолыжной базе на Хехцире. Нерадостный, конечно, случай – все ждут новогоднего праздника, все привыкли встречать его со снегом. Очень непривычно видеть серый асфальт с ледяными скульптурами.
- А дачникам-то как печально!
- Для дачников это просто катастрофа. Погодные условия осени были очень неординарные. Тепло и в октябре, и в ноябре. Если у кого хорошо укрыта клубника, то - подозреваю – она могла и подрасти, и зацвести. А потом похолодало, и бедные наши посадки могли замерзнуть…
- Будем надеяться, что выживут.
- Будем надеяться. Бывает, в городе мало снега, а на дачах более высокий слой. Но всем растением будет трудно нынче перезимовать.
- Отчего так складывается погода? Есть же, наверно, какие-то циклы, когда малоснежье или многоводье?
- Бывают сезоны. Например, с 1991 по 1996 выпало очень мало осадков в декабре. Редко бывают осадки в пределах нормы – их или меньше, или больше.
- Считается, что на Амуре чередуются: десять лет - сухие, десять – мокрые.
- Уровень Амура зависит от того, сколько выпадет осадков в его бассейне. В Хабаровске могут лить дожди, а Амур будет маловодным. И наоборот. Кстати, в 2008 году на Амуре было продолжительное маловодье, даже в сентябре оно сохранялось ниже проектного уровня, и с таким уровнем ушли в зиму.
- Вопрос не об Амуре. А о том, что есть малые солнечные циклы и в зависимости от них повторяется погода: период сухой – период мокрый.
- Когда анализируешь большие периоды, то такие циклы можно найти. Давайте посмотрим: маловодьем в 2008 году, наверно, закончился тот сезон, когда Амур был не очень водный. В 2009 – наводнение, в 2013 – наводнение, в 2018 – наводнение (не крупномасштабное, но с большим уровнем воды).
- Стало быть, следующий цикл ожидается сухим?
- Так считается. Но полного совпадения нет, все равно в этом периоде всегда бывают и высокие уровни, и низкие. Если мы говорим в общем, то за эти десять лет могут попасть два года с наводнением, а большая часть будет сухой. Но явной зависимости количества осадков с солнечными циклами нет. Сейчас мы вошли в такой период, когда Амур ниже нормальных отметок. Посмотрим, что будет после 2020 года.
- Погодите, надо еще посмотреть, что будет после 31 декабря 2018 года.
- Амур будет подо льдом.
- Хорошая шутка! Нам один гость редакции уже давал подобный прогноз: в Хабаровске в январе никогда не будет наводнения.
- И я также говорю. Но есть особенность: сейчас на Амуре сформировался зимний паводок. За многие годы своей жизни я такого не помню.
- А что это такое?
- Сначала река замерзла. Потом пошло тепло, началось протаивание, опускание льда, сужение русла – получился подпор, который образовал подъем воды. В районе Екатерино-Никольского ЕАО на Амуре на два с половиной метра поднялась вода. Лед вытолкнуло на берега. Образовался этот элементарный зажор совсем недавно – в декабре. Потом паводок дошел до села Ленинского – до одного метра. И в остатке вода в Амуре у Хабаровска поднялась на 60 сантиметров.
Бывает зимний подъем, когда идет ледоставная волна - река замерзает и за счет сужения русла идет подъем воды. Но в данном случае это не то. В Екатерино-Никольском даже пострадал гидрологический пост, его разрушило льдом, побило сваи. Вот такая нехарактерная особенность в этом году.
- Не все термины известны: половодье, паводок, затор, зажор, межень…
- Про зажор рассказала. Затор – это когда вскрывается река, разрушается лед, и в каком-то месте происходит навал льдин – это и есть затор. Река дальше не вскрывается. Уровень воды поднимается, получается подпор.
- А межень?
- Прошел весенний паводок и наступает летняя межень – понижение уровня воды. На нашей территории она характерна для июня-июля. Бывает, что это не происходит. В 2013 году ее не было. Так продолжается до второй половины лета, пока не начнутся дожди. Летняя межень практически ежегодная, хотя понижение уровня воды может быть разное – и очень низкое, и в пределах нормы.
- Какие вы делаете прогнозы погоды?
- И в Росгидромете, и в мире более-менее реальные прогнозы даются на 7-10 суток. Они отражают погодную динамику. В мировых центрах погоды прогнозы на месяц не делают.
- А в Интернете пишут: погода на месяц, погода на год…
- И мы составляем прогнозы на месяц, но они более общие и менее реальные. Есть для этого старинные методики, которым по 50-60 лет. Допустим, прогноз на январь у нас уже есть. По предварительным данным сухим он не должен быть, по температуре – в пределах нормы, среднесуточная температура - 20 градусов мороза.
- И что же: мир стремительно развивается, а гидрометеослужба не может преодолеть барьер краткосрочного прогноза?
- Сейчас мировая наука делает упор на климатическое прогнозирование, на долгосрочное прогнозирование. Это нужно для экономики, для разных ее отраслей. Поэтому наука пытается развить модельные технологии именно на долгосрочное прогнозирование, заглянуть не на два-три месяца вперед, а на десять лет и т.д. Но это только тенденция.
- Потребность есть?
- Есть. Люди хотят знать, что будет в дальнейшем. Потепление? Похолодание? Дожди с наводнениями? Сезонные прогнозы тоже составляются, но не у нас, а в Росгидромете, для чего есть своя математическая методика.
- Для вашей службы что является продукцией?
- Основа нашей продукции – это наблюдения: гидрологические, метеорологические, агрометеорологические, аэрологические. Это все выполняется на станциях, обрабатывается, информация передается прогнозистам. Потом она поступает в режимный отдел, где находятся гидрологи, метеорологи, аэрологи, которые проверяют качество информации и заносят ее в архив для постоянного хранения. Она находится у нас в фонде данных, а также передается в мировой центр данных в Москве.
- И с какого времени информация в вашем архиве?
- Можно посмотреть, какая была погода в Хабаровске, начиная с конца 19 века. Вообще метеорология – наука очень молодая. Даже если период наблюдений составляет 200 лет, все равно это мало. Конечно, сейчас эта наука шагнула вперед в связи с модернизацией технических средств. Все старые методы заменили технологии, математические модели. Они изменили работу прогнозистов.
- Можно определить погоду в конкретной точке?
- Таких моделей, которые определяют погоду в точке, очень и очень много. Мы используем наши региональные модели, которые прогнозируют погоду в точке.
- Правильно ли мы понимаем: раньше было много метеостанций, которые давали информацию, а теперь их сократили в связи с модернизацией?
- Нет, сократили не поэтому. Посты были и раньше, и теперь их достаточно. Но все равно: чем больше информации от метеостанций, тем точнее расчет математической модели прогноза погоды.
- Тогда почему сокращали метеостанции?
- А кого не сокращали в 90-е годы?
- Потом их восстановили?
- Нет. Денег на восстановление нет. Все мы живем в одинаковых условиях.
- Если меньше метеостанций, значит, меньше достоверность какой-то информации?
- Нет. Модели прогноза адаптированы к имеющемуся количеству метеостанций. Плюс еще спутниковое зондирование атмосферы. Расчет модели – это очень сложный процесс, который выполняется на суперкомпьютере с огромным количеством данных, с применением сложнейших формул. Для этого мало производственного образования, нужно еще научное мышление.
Сейчас очень много интернет-ресурсов, где представлены модельные прогнозы, которые рассчитаны машинами. И практически в Хабаровске 90 процентов населения и СМИ пользуются такими интернет-прогнозами.
- Есть мнение, что только телекомпания «Губерния» покупает прогнозы погоды в вашем центре, поэтому у нее более реальная информация. А остальные СМИ берут ее бесплатно из интернета, и поэтому получается разнобой прогнозов.
- Вы правильно думаете. Я не говорю, что модели – это плохо. Мы используем немецкие, японские, американские модели, адаптированные к региону. Модель – это вспомогательный инструмент, к которому прилагаются фактическая информация и мозги синоптика. Модель дает тенденцию, а самое главное – фактура. К примеру, сколько выпадет осадков, насколько они будут сильными? Потому что именно это наносит ущерб экономике.
- По таким моделям можно предвидеть природные катаклизмы?
- В долгосрочном прогнозе – нельзя, в краткосрочном – можно.
- Судя по 2013 году, информация о большом наводнении была.
- Да. Вопрос был только в том, насколько большая будет вода. Мы уже весной видели, что Амур будет полноводным. На реке не было летней межени. Но в тот момент мы не могли предсказать, какой будет уровень воды. Мы его постепенно повышали и повышали в своих прогнозах за семь-десять дней. Но сказать в июле, что в августе будет подъем воды до восьми метров, это было невозможно.
- Вы знаете, до сих пор не дает покоя вопрос: насколько сброс воды на Зейской ГЭС повлиял на наше наводнение?
- Я вам сразу скажу: если бы не Зейская и Бурейская ГЭС, наводнение было бы еще больше – они придержали воду. Тогда атмосферные процессы сформировались таким образом, что все циклоны били в одну точку очень сильными дождями – по всему бассейну Амура.
- А может это недруги испытали на нас климатическое оружие?
- О климатическом оружии сейчас много говорится, но официально-то это нигде не признано. Мы эту тему не обсуждаем. Но в принципе управлять верхними слоями атмосферы… Если бы ученые изучили, что движет атмосферной циркуляцией, почему она меняется, тогда бы легче было прогнозировать. Природа есть природа, и пока мы не вышли на тот уровень, чтобы ее знать. Мы понимаем, что данная ситуация может привести к такому-то результату. А почему изначально возникла такая ситуация – не знаем.
- Хотя локальное воздействие возможно – разогнать тучи на время праздника и т.д.
- Это делается. Но вы не представляете, сколько это стоит – очень дорого. Хотя на юге страны есть институт, который занимается активным воздействием на погоду, там стоят градобитные пушки. Без этого не обойдешься, иначе Ставрополье и соседние регионы останутся без сельского хозяйства. Вы же знаете, какие там нередко случаются немыслимые грады с ливнями.
Если вспомнить Кубань… Самое страшное наводнение не то, которое было на Амуре. Оно было без человеческих жертв. Потому что наша река предсказуема хотя бы на три-четыре дня. Есть время на превентивные меры. А горные реки, как на Кубани, за три часа смывают поселки. Такие трагедии труднопредсказуемы. Поэтому самая главная задача и нашей, и мировой гидрометслужбы – предсказать опасные гидрометеорологические процессы, которые могут нанести значительный ущерб экономике и людям.
- Судя по тому, какие случаются погодные катаклизмы не только у нас, но и в мире, этой науке еще развиваться и развиваться.
- Да, это так. Сейчас, чтобы по возможности исключить форсмажорные ситуации, делается упор на сверхкраткосрочные прогнозы погоды, которые предсказывают быстро развивающиеся процессы. Для чего они нужны? Для будущих соревнований спортсменов мирового уровня, для авиации и т.д. Быстро развивающиеся процессы наносят сейчас самый большой урон экономике. Поскольку медленно развивающиеся процессы легче предсказать, можно предупредить людей за два-три дня, чтобы принять меры.
- У вашей организации есть функции регионального специализированного центра Всемирной службы погоды. Это один из трех таких центров, действующих в России. А всего в мире их 21. Это высокий статус?
- Да. Этот статус у нас давно, еще со времен СССР. Метеорология границ не знает. У нас – распределительный узел связи, то есть мы передаем (и принимаем) данные, читаем информацию любой страны.
- Ваша служба дорогая?
- Дорогая. Не по штатам, не по зарплате. Дорогое содержание наблюдательной сети, то есть оборудования, приборов. В тех регионах, где поставили импортные автоматические комплексы и где к ним можно доехать на машине, проблем нет. Хабаровский край большой, добираться к таким комплексам приходится разным транспортом, а это проблема. Причем, в бассейне рек Уссури и Хор, где поставлены импортные комплексы, они работают исправно. Остальное оборудование отечественное. Его надо только обслуживать два раза в год, а еще оно выходит из строя или ему помогают сломаться – вандализм у нас распространен. Поэтому содержание наблюдательной сети, эксплуатация оборудования очень дорогое.
- Вы случайно не знаете, как финансируются аналогичные вашей службы за рубежом? Лучше?
- Давайте так: если мы с вами полистаем буклеты или другую печатную продукцию аналогичных зарубежных организаций, то кого увидим на снимках? Мужчин. Почему там работает большинство мужчин?
-…………?
- Потому что зарплата достойная.
- А-а-а-а-а-а….
- Вот и все. Делайте выводы.
Показательный факт: когда в МЧС пришел Шойгу, он заявил, что возьмет под свое крыло гидрометслужбу. Но когда разобрался, то пожарную службу забрал, а гидрометслужбу не взял. Это по всей России не такое простое дело. А правительство нам говорит: вы должны быть самоокупаемы. Значит, кто-то должен покупать нашу продукцию.
- Насколько она востребована?
- Знаете, раньше в десятки раз было больше организаций, которым предоставлялись прогнозы погоды. Потом правительство определило перечень тех, кому мы должны давать их бесплатно. И мы даем общий прогноз. А такой прогноз никого не устроит, любому предприятию нужен конкретный именно для него. И мы делаем уточненные. Но таких немного.
Прогнозы нужны не всем – энергетикам, транспортникам, авиаторам, железнодорожникам. Очень помогали бы прогнозы сельскому хозяйству, но оно бедное. Хотя мы делаем им, к примеру, прогнозы по урожайности – картофеля, зерновых.
Сейчас без наших прогнозов, без климатических характеристик не делается ни один проект по строительству любых объектов. Под эти характеристики вырабатываются технические условия проекта, применение технологий и т.д. В современной жизни без знаний климата и погоды уже никак не обойтись.
- Возьмем военных: у них требования к прогнозам высокие, стало быть, и оборудование должно быть другого качества?
- Военных обеспечиваем мы. Наблюдательной сети у военных нет.
- Вы можете сказать, будет ли урожайным год для конкретной культуры?
- Не так. По условиям весны, по предварительным оценкам лета (осадки, температура) можем дать прогноз урожая.
- Так ведь это уже поздновато. А хотелось бы знать еще весной, на что будет урожайным год, чего посадить побольше…
- Начнем с того, что в Хабаровском крае сельского хозяйства практически нет…
- Понятно. А на даче как вы все сажаете?
- На даче я не заморачиваюсь: смотрю, когда лучше посадить – в конце мая или в начале июня.
- И как вы определяете лучшее время?
- По прогнозу погоды: будут еще холода или не будут на следующей неделе. Смотрим дальше: ожидаются дожди – можно не поливать.
- А как же народное правило – отсадить до Троицы…
- Мы его не придерживаемся.
- Австралийцы, новозеландцы сейчас проявляют интерес к нашему краю, в том числе – с точки зрения изменения климата. У нас станет теплее, а у них холоднее. Вы на подобные темы прогноз делаете?
- Прогноза мы не делаем, а анализ есть. Зимы у нас в крае стали теплее, лето – прохладнее, если сравнивать со второй половиной 20 века. Увеличилось количество осадков, особенно в летний сезон. И мы говорим: да, тенденция изменения климата есть. Но информационный ряд небольшой для того, чтобы делать более уверенные выводы. У нас единичным метеостанциям по 100-150 лет от роду, а большинству 60-80. Был бы ряд наблюдений больше, тогда можно делать выводы о цикличности и т.д.
- А где находится «кухня погоды»?
- На экваторе в Тихом океане. Есть такое течение, называется Эль-Ниньо. Оно мигрирует. Ученые сейчас его исследуют и предполагают, что местонахождение этого течения является определяющим в глобальной циркуляции атмосферы.
- В Хабаровском крае тоже есть своя «кухня погоды»?
- Это уже не «кухня», а региональные особенности. Допустим, горы Аяно-Майского района - самая холодная точка Хабаровского края, морозы до 40-50 градусов. Аян мы называем «дырой», Охотское море – «кладбищем циклонов». Потому что большинство циклонов, которые приходят к нам, уходят в Охотское море. А когда в Аян приходят циклоны, там такие сильные дожди или снегопады, что все засыпают. Уже сейчас там покров снега в 65 сантиметров. Почему в Хабаровске сплошные ветры? Он в излучине Амура, расположен как бы в аэродинамической трубе. То есть река и расположение города создают особенности ветровых условий.
- Климат в Хабаровске континентальный?
- У нас муссонный климат во всем крае. Он определяется тем, что направление ветров и атмосферных процессов меняется на противоположное от зимы к лету. Зимой у нас преобладает западное и северо-западное направление, то летом южное и юго-восточное.
- Какой климат лучше для здоровья?
- Тот, где человек родился.
- Есть ощущение, что раньше ветра было меньше, и он был не такой сильный. А сейчас дуют и дуют…
- Я хочу сказать, что некоторые территории действительно стали более ветреные. Мы предполагаем, что причиной здесь вырубка леса. Могу сказать про Нижнюю Тамбовку – там появились сильные ветры, в Верхне-Буреинском районе они чаще стали повторяться. Если посмотреть на спутниковые снимки, явно будут видны большие прорехи в тайге.
- Есть ли зависимость между ледоставом на Амуре и ветрами?
- Есть такое мнение: пока Амур не станет, ветер не успокоится; пока Амур не вскроется, ветер не успокоится. Какая-то истина в этом есть. Однако ноябрь и апрель – самые ветреные всегда. Потому что идет перестройка атмосферы на другие сезоны. При этом мы однажды делали такую выборку информации – насколько это правда? Нет такой явной зависимости.
- Какой прогноз вы можете дать на 2019 год?
- Никакой. На год мы прогнозы не делаем.
- Какая вы несговорчивая, Светлана Владимировна! Вот что такое политика? Это умение сделать прогноз, а потом объяснить, почему он не состоялся. Так и вы – порадовали бы народ накануне Нового года!
- Ну как порадовать?! У нас в Хабаровском крае все гидрометеорологические процессы – труднопредсказуемые. К примеру, циклоны, не приносящие Монголии ни капли осадков, войдя в Хабаровский край, могут залить дождем или завалить снегом. Здесь сильно влияние океана. Как только подходим к границе «материк-океан», процессы формируются сами по себе. Любая капля может привести к обострению.
- Спасибо, Светлана Владимировна. Вы нам многое объяснили.


Раиса Целобанова
e-mail: tselobanova1950@yandex.ru
В опросе также принимали участие Ирина Северцева и Алексей Стахов
Фото Алексея Стахова



Вернуться назад