Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Час пик > Почему я не понимаю президента

Почему я не понимаю президента


3-03-2019, 12:04. Разместил: Татьяна Бершадская

 
Не понимаю президента. Не понимаю! Зачем ему в послании Федеральному Собранию среди важных посылов потребовалось говорить о внимании к человеку? Выходит, у нас сверху донизу есть большая проблема в отношениях власти и народа? Выходит, власть до того оборзела, что потребовалось президентское слово?
Уже заметно, как сразу же после послания чиновники кинулись его исполнять. Будто президент открытие сделал про сельские школы без туалетов, про очереди в поликлиниках и т.д. А вот как реализовать «внимание к человеку»? В какое президентское поручение впихнуть это невпихуемое? Как его измерить? И самое страшное – какими показателями отчитаться потом перед президентом? Не процентами же…
А вообще – что такое внимание власти к человеку? Возьмем пенсионную реформу. Несомненное внимание? Повышение тарифов ЖКХ. Без вопросов? Рост цен на билеты на всех видах транспорта. Здесь даже как бы забота? И так в любой сфере жизни. Такое глобальное внимание к народу, конечно же, перевешивает местечковую индексацию, компенсацию и прочие мелкие деяния во благо отдельных категорий населения. Тогда в чем дело?
Смею предположить, президент имел в виду индивидуальное отношение к конкретному человеку. Надо полагать, этим видом внимания люди обделены. Но страна-то наша большая, везде народ живет по-разному, и власти относятся к нему по-разному. Мы вроде бы неплохо живем. Так, может, и не нужно нам это пристальное внимание?
Недавно в одной хабаровской городской поликлинике дедуля катал по коридорам бабулю в коляске. Едва заволок ее на второй этаж – лифт не работал. В 13:45 докатил до терапевта, а доктор уходит. Так ведь еще 15 минут до конца рабочей смены? Но доктор неумолим: это время для дезинфекции кабинета, а вы, дедушка, приходите с бабушкой завтра. Вежливо так предложил, с сочувствием… Что тут сказать про внимание и про власть, разумеется? Поскольку поликлиника-то казенная.
Пожаловаться бы, но кому и куда? Можно главному врачу, однако весьма чревато. Какое б решение он ни принял, доктор потом отыграется на пациенте. Ведь не случайно жалоб в медучреждениях чрезвычайно мало – понимающий люд просто опасается последствий.
Теоретически ближе всех к человеку народные избранники – депутаты. К городским попадешь только в дни приема, пока дождешься – весь запал пропадет. А вот краевые депутаты всегда на месте, в кабинетах, работают на освобожденной основе, им можно душу излить. Входишь в краевую думу, а перед тобой полицейский и «противотанковый» турникет. Стоп! Вы к кому? К депутатам? Только по записи на прием в определенные дни. Вас приглашали? Ага, не приглашали. Тогда к вам выйдет сотрудник отдела по жалобам и поговорит. Сотрудник действительно приходит и выясняет-разъясняет. Вот такой думский прием… в прихожей и через турникет. Это уже внимание к человеку или оно случится позже?
Хотите попасть в правительство края? Точно так же: полицейский, «противотанковый» турникет - стоп! Но с разницей – к вам даже в прихожую никто не выйдет. Да что там человек из народа! По пропуску и по приглашающему звонку проходят в думу и в правительство даже руководители городских и районных органов власти! Только министры имеют право свободно ходить в думу да краевые депутаты – в правительство, а всем остальным – ни-ни…
Любопытно, как раньше (причем довольно долгое время) власть жила без турникетов? И никто ее не атаковал…
Доступность власти – давненько уже проблема. Называется, дожили… И главное – ничто не меняется. Уж третий губернатор у нас правит, а все равно власть скрывается за турникетом. В таком случае что бы ему еще подсказать - нечто сверхнадежное? Скажем, в мордовском Саранске здание республиканского правительства обнесено чугунной решеткой высотой в три метра. Вот это заслон! Еще снаружи, на подступах.
От кого же наша власть отгородилась? Почему? И зачем? Нет, не зря в послании прозвучал призыв к вниманию – президент знал, о чем говорил. Без расшифровки. А если народ отгородится? И не турникетами… Не поздно ли будет спрашивать почему?
Однако треть народа еще помнит время советско-партийной власти. От этого никуда не денешься. И пока помнит, будет сравнивать. Получается, что тогда власть была доступнее. Не будем обобщать и преувеличивать, но человеку было куда прийти, чтобы высказаться или пожаловаться. Существовала действенность: жалобы разбирали, меры принимали, порой безжалостные. Не только личные жалобы, но и газетные публикации были в поле внимания власти.
Кстати, для молодых, истории не помнящих: существовала негласная установка от власти – четверть газетных полос должны занимать проблемы и критика. Критика была в основном в письмах читателей, а проблемы – в статьях авторов и журналистов, но не обязательно так. Сегодня сложно оценивать: почему такое могло быть в то время, которое потом назовут удушливым и удушающим? Почему власть так благосклонно относилась к прессе, когда вся пресса была полностью на ее содержании? Как говорил один мудрый редактор: пусть лучше люди выскажутся в газете, чем на площади.
А как сейчас воспринимает власть и критику, и проблемы? Отрицает напрочь! Еще и обижается. Бывает, даже мелочно мстит.
На это можно было б не обращать внимания, даже простить издержки дикого капитализма, если бы власть наша была достойной и пристойной во всех отношениях. А то ведь смотришь на нее, слушаешь и диву даешься – власть ли это? Сколько идет отписок на людские просьбы и жалобы?! На всех уровнях и во всех инстанциях. Не потому, что вопросы невозможно решить, – нет желания. Нет и спроса за отписки.
Но это кабинетное иезуитство, а есть еще и публичное лукавство. Возьмем краевую думу, где проходят заседания рабочих групп, комитетов, депутатские слушания, правительственные часы, куда приходят разного уровня чиновники. Они, казалось бы, безоговорочно должны давать депутатам объективную информацию. Увы, царствует принцип «все хорошо, прекрасная маркиза»! Поскольку любой чиновник знает: за руку не поймают, отвечать за лукавство не будет, разоблачать никто не рискнет. Увы, ни на кого нет управы… Но если такое позволительно в таких кабинетах, то что ждать простым людям? Какого они дождутся внимания и когда?
Хотя понятно когда. В декабре будет очередная большая пресс-конференция президента, будет работать прямая линия, сотни людей будут принимать звонки и обращения россиян. Будет то же, что происходит каждый год: миллионы людей сообщат ему о своих нуждах и чаяниях. Почему президенту? Да потому что у местной власти стойкий иммунитет на внимание к людям. Смею предположить, что эти многолетние количественно-чудовищные обращения и вынудили его публично говорить о внимании к человеку именно в послании. Вот только не понимаю я президента: почему прозвучала всего лишь деликатная просьба, когда власть уже оборзела? Неужели еще нельзя давать жесткие поручения?
Сразу же после послания телеканал «РБК» делал опросы: кто и что думает? Один крутой бизнесмен неожиданно заявил, что Путин послан России… богом. У журналистов отвисли челюсти. Явно не ожидали такой реакции от человека, бизнес которого лет десять назад кошмарили. Выходит, получил он свою долю индивидуального внимания? Однако если президент послан богом, то кем нам послана вся остальная власть?


Раиса Целобанова


Вернуться назад