Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Час пик > Лесорубы возле Вяземского спиливают ценные породы деревьев

Лесорубы возле Вяземского спиливают ценные породы деревьев


27-03-2019, 14:00. Разместил: Татьяна Бершадская

 
В окрестностях Вяземского недобросовестные лесорубы спиливают ценные породы деревьев, по пути снося подлесок, сдирая плодородный слой, уничтожая реки
Побывав в Вяземском и его окрестностях, в основном в тайге - на лесных делянах, где хищнически вырубаются ценные породы древесины, я пришел к стойкому мнению, что мы никуда из диких 90-х так и не ушли.


Брызги эмоций
«Да как вы не понимаете, они же ВЕСЬ лес сгубят!» - таким эмоциональным «криком души» начался рассказ Юрия Мурашкина о беспределе в Вяземском районе. Мурашкин долгое время работал преподавателем в местном лесотехникуме, сам ножками исходил окрестную тайгу. Но как-то это все – декламация патриотических стихотворений, призывы к всеобщему счастью и отсылка к советскому прошлому по пользованию лесами – напоминало «брызги шампанского». Эмоций у дяди Юры было много - фактуры мало.
Да и уважаемые органы в своих посланиях как бы намекали, что есть отдельные недостатки, но в общем и целом! От имени прокуратуры Российской Федерации Амурская бассейновая природоохранная прокуратура Хабаровской межрайонной природоохранной прокуратуры озвучивает, кто «осваивает лес» в Вяземском районе: «Проверкой установлено, что в 2018 году на территории Аванского лесничества Хабаровского края арендаторами являлись: ООО «ИнвестСтрой» (договор от 08.07.2011), ОАО «Исток» (договор от 13.11.2008), ООО «Каньон» (договор от 11.02.2013), ООО «Лесная долина» (договор от 01.11.2008), ООО «Леспром ДВ» (договор от 18.12.2008), ООО, «Лидер» (договор от 01.11.2008), ООО «Тис» (договор от 18.11.2008)».
По мнению прокурорских, люди работают с огоньком, но вполне в рамках закона: «В ходе проведения проверки в Управлении лесами, при проведении торгов на предоставление права на заключение договоров аренды лесного участка с вышеуказанными субъектами предпринимательской деятельности нарушений требований законодательства не установлено». Так, есть отдельные недостатки, но они вполне могут быть прощены «по причине устранения допущенных нарушений, а также уплатой наложенных штрафов».
В управлении лесами правительства Хабаровского края многое знают про идеальное лесоустройство и лесопользование: «В соответствии с лесохозяйственным регламентом ежегодный допустимый объем изъятия древесины при всех видах рубок (расчетная лесосека) на территории Аванского лесничества, расположенном в Вяземском районе, составляет 317.87 тысячи кубометров, в том числе 173,42 тысячи кубометров деловой древесины. В настоящее время заготовка древесины на территории Аванского лесничества осуществляется на основании 7 договоров аренды лесных участков, общий годовой объем заготовки по всем этим договорам составляет 77,6 тысячи кубометров. Только разрешенный отпуск древесины по Аванскому лесничеству составил 28% от расчетной лесосеки. Фактический же объем заготовленной древесины на указанной территории составил в 2018 году 59,5 тысячи кубометров, т.е. 19% от расчетной лесосеки».

 
Есть направление
Я не поверил ни одному слову – что заслуженного «любителя леса», что официальных лиц. И по старой привычке – «пока сам не увижу, пока сам не поковыряюсь, пока сам не пробегу», мы выехали целой группой журналистов и местных жителей на деляны Вяземского района.
Чудеса начались прямо на выезде из населенного пункта Вяземский. Павел Мерзлов, местный крупный пчеловод, с усмешкой посмотрел на наш автомобиль: «Нет, на этом вы сядете по самое не балуйся на первом метре нашей дороги». Он оказался прав – дорог там не было, одни направления. Поэтому мы пересели в высокие джипы.
«Еще несколько лет назад здесь можно было даже на «пузотерке» проехать. Убили ее лесовозы гагаузов, что в нашем тупике лес выстригают», - сквозь зубы рассказывает водитель. И дополняет: «Хорошо, что вы сейчас приехали (15 марта. - Прим. авт.). Пока что большая часть трассы подмерзшая. Чуть солнышко выглянет – тут колеи глубиной до метра».
Да тут и лесовозы могут по самую раму сесть! «Да запросто, а потом их еле-еле тракторами выдергивают», - подхватывает тему Александр Захаров, заядлый охотник в душе и в миру частный предприниматель.
Мужики в меру сил и средств пытаются поддерживать это направление в более-менее проходимом состоянии. То кирпичами ямы заваливая, то отводя лужи в сторону, то пытаясь кюветы очистить. Оказывается, что у этой дороги нет хозяина!
«Мы пытались недавно выяснить, кому она принадлежит. Местная прокуратура по нашему заявлению порядка 50 (!) человек опросила. Но так ничего и не прояснилось. Может, с новыми положениями о земельном кадастре и межевании удастся определиться, кто же у этой дороги главный», - надеется на лучшее пчеловод Мерзлов.
Когда-то тупиковая трасса, что ведет в верховья реки Первая Седьмая, использовалась местными для поездки на рыбалку и на места отдыха. «Мы сейчас едем по трассе бывшей узкоколейки, по которой в 30-50 годы на лошадиной тяге вывозили лес. И дальше, когда поедем на деляны, увидим широкие лесные дороги – это бывшие просеки, по которым шли рельсы», - рассказывает Павел Мерзлов.
А Юрий Мурашкин показал чудный документ эпохи «План рубок Вяземского ЛПХ на 1939 и 1940-41 гг.». Судя по этим бумагам, на склонах свыше 20 градусов была запрещена заготовка деловой древесины. Дядя Юра уточняет: «На склонах крутизной свыше 22 градусов рубок вообще никаких не может быть. Иначе склоны могут «сползти»». В настоящее время на это всем, кто рубит лес, похоже, плевать?! Про посадки лесов никто и речи не ведет.
«Сейчас по ближним делянам проедем. А потом покажем, что в реале творится на дальних», - делится Павел Мерзлов. На такой дороге разговаривать тяжело - машину бросает из стороны в сторону. «Мы не против рубок. Выиграли конкурс, по закону зашли, по закону возят – на здоровье. Но когда за собой НИЧЕГО не убирают, когда дорогу только убивают, когда выносят липу в несколько раз больше заявленного, тут у любого кончится терпение», - в сердцах бросает Александр Захаров.
Мужиков можно понять. Пчела от пасеки летит за медом не далее пары километров, иначе возвращается пустой. Если на склонах дровосеки вынесут всю липу, то медосбор потеряет смысл. «Большой лесовоз с липой приносит доход в полмиллиона рублей. Сама машина плюс древесина весит порядка 20 тонн. Дорогу убивают вусмерть», - подхватывает разговор Павел Мерзлов.
Мужики вместе со знакомыми взяли по программе «Дальневосточный гектар» участки – кто под пасеку, кто под отдых, кто под иные потребности. А что – дорога тупиковая, вокруг дикая природа, участки на территории бывшей деревеньки. Лес корчевать не надо, осушать не надо - еще в 50-х годах корейцы огороды сажали.
Свыше 20 хозяев набрали по гектару, и по закону можно перед властями ставить вопрос об организации поселения с подводом электричества. «А тут народ посмотрел на непотребство с дорогами и стал отходить в сторону. Да и зверя расшугали лесорубы, охота уже не та», - вздыхает Александр Захаров.

 
Конец леса
Да бог с ними, с этими дорогами и несбывшимися гектарами! Меня очень интересует таксационная характеристика кварталов 63, 64, 65, 66, 67, 68, 73, 75, 76, 78, 79 Аванского лесного хозяйства. Их пользование не планировалось с начало двухтысячных: «Главное управление лесного хозяйства министерства природных ресурсов Хабаровского края в ответ на Ваше письмо в адрес руководителя Департамента Росприроднадзора по Дальневосточному федеральному округу Титкова П.Ф. (вх. № КО-828ж от 02.03.2007) повторно сообщает, что в связи с незначительными эксплуатационными запасами древесины (выделено автором) предоставление участков в аренду в верховьях рек Первая Седьмая и Аван не планируется».
Спустя 10 лет в окрестностях Вяземского рубят все и везде, губя не только ценные породы. По пути снося подлесок, сдирая плодородный слой, уничтожая реки. В истоках крупных ручьев, по словам еще одного местного пасечника, снесли ВСЕ дубы и липы. Тем самым угроблен один из многих источников пополнения местных рек.
Если нет дубов с его желудями, то уходят кабаны, которые являются одним из важных компонентов кормовой базы тигров. И это не исключение в деле «освоения» леса. По словам моих собеседников, для нынешних порубщиков самое главное - «зайти в лес». По любым документам, под любым основанием, под любым предлогом. А там без контроля, без надзора – выноси и вывози!
«Да ты посмотри, что здесь валить! Стволы можно ладонями обхватить. Здесь на одних и тех же делянах по 8 (!) раз за последние годы рубят», - в сердцах бросает Юрий Малков, мастер Вяземского лесотехникума. Оказывается, что все порубки в окрестностях Вяземского осуществляют «варяги» - начиная от хватких ребят с Хора и заканчивая гагаузами с Молдовы.
Про последних пояснил Павел Мерзлов: «Именно они с дальних делян липу мимо моей пасеки таскали. Дорога одна, так что мои люди все машины с лесом описывали. Я потом сообщил местным прокурорским, сколь вывезли в реальности, приложил записи. С тех пор – никакого результата. Да вы сами все увидите, когда проедем дальше».
Первая остановка при поездке на ближние деляны была на месте небольшого карьера, при расширении которого под лесосклад, как говорят местные, зацепили старое кладбище. Насчет «дороги на костях» не скажу, но брошенные остатки леса в карьере – это сильно. Или ручей, который замостили обрезками и досками из кедра (!). Зачем?! «А чтобы тяжелая техника прошла не проваливаясь. Сейчас все начнет таять, так под такой «подушкой» и лед сохранится, и земля не растает. Для этой же цели на вывозных дорогах и опилки сыпят», - рассказывает Александр Захаров.
Побывав на отработанных делянах, видишь следы варварского волока - погубленные молодые кедровники, продавленные корни и оббитые от коры стволы более взрослых деревьев. «Да не жильцы и они. Ветер по верхушкам пройдет – все и лягут выворотнями. Лес силен монолитом, когда деревья прикрывают друг друга», - комментирует ситуацию Юрий Малков. И показывает часть клейменых краской пней, которые расположены за пределами делянки. Кто срубил, кто вывез?
Александр, представитель фирмы «Ирбис», что повстречался на ближних делянах, с уверенностью заявляет, что у них все по закону: «Мы только зашли, пока что делаем профилактическую рубку. Да и у нас 300 кубов осины под заготовку определено. Из них палочки для еды азиаты делают».
А у самих стволы липы и дуба лежат на земле. А в кузове грузовичка - пара стволов тонкомерной осины. Картина маслом! «Фигня все это, мелочевка. Сейчас рванем на дальние вырубки, где гагаузы порезвились, вот там вы и офигеете», - подгоняет Павел Мерзлов.


Дикая территория
По пути на дальние деляны показал он и пару тех самых дорог с колеями глубиной сантиметров по 70. «Это мужики в поисках мест под рубку рыскали, раз–другой проехали и все, трындец месту, десятилетиями затягиваться будет», - отмечает пчеловод. Но это оказалось цветочками!
Когда приехали на дальние порубки, я реально обалдел! Сопка с голыми склонами, а у подножия заваленный обрезками, ветками и прочим горючим мусором склад. И как эту делянку принимали соответствующие службы после ухода «работников пилы и топора»?
«Я с этого места несколько машин дров вывез. Хотя, по закону, после окончания эксплуатации здесь ничего крупнее щепы не должно быть. Хорошо, что вовремя успели и затушили костер. Иначе лес бы полыхнул», - показывает на недавнее кострище Павел Мерзлов. По всем нормативным документам остатки леса собираются в центре большой площадки и сжигаются. А тут куча примыкает к лесу. Хорошо бы полыхнула тайга!
По мере поднятия по склону злоба только копилась. «Да ты посмотри, расстояние между волоками должно быть 40–50 метров, и они не должны пересекаться!» - горячится Юрий Малков. В реальности волоки несколько раз пересекались и расстояние между ними в 10 моих шагов. И это все на достаточно крутом склоне - ну никак не в 22 градуса. И на каждом шагу – пни, отрезанные ветки и верхушки деревьев, которые, по идее, должны быть собраны и сожжены.
Тут мое внимание еще раз привлекает Юрий Малков: «Ты глянь, что и как они маркируют!». И показывает на основание бывшего ствола толстенной липы. У самого корня затес топором и брызнуто краской из баллончика. Юра поясняет, что в реальности надо ставить клеймо с помощью специального инструмента, которое очень долго затягивается и служит «меткой».
А так получается, что любой может пометить? «Так оно и есть. У вальщиков в рюкзаке за плечами запасные цепи и баллончик с краской», - поясняет Павел Мерзлов. Откуда инфа, спрашивается? «Да я со многими за последние годы неформально пообщался. Мужики под «это дело» и рассказывают, как в реале все происходит», - усмехается Мерзлов.
Слова пчеловода буквально через минуту подтвердились на склоне. Юрий Малков ткнул в один из пней на вырубке: «Смотри внимательно, вот на этом затес от топора и на том, и на том, потом краской из баллончика брызнули. А вот на этом пару раз пилой шурнули, и готов ствол под валку». И это только малая часть того, что я сам видел. Там еще «копать и копать».


На бутылку
Неоднократно прослушивая записи по этому делу, перечитывая документы и просматривая фотографии с места преступления (называю вещи своим именами!), ловил себя на мысли, что где-то я такое уже видел-слышал. Точно! В прошлом году, ближе к концу лета, в руки попали диктофонные записи и документы, касающиеся диких порубок в Оборском и Мухенском лесничествах. Территория другая, а ситуация один в один. И ранее информация о лесных рвачах доходила – в основном слухи, сплетни, телеграм-каналы, «кореш стуканул» и иные, не менее эмоциональные источники. Но тут уже пошла фактура!
В процессе общения с жителями Вяземского такие позорные вещи начали всплывать! Начиная от местной больницы и заканчивая силами правопорядка. А какой «фактурой» крыли собеседники местную власть!
Те, кто рубят варварски тайгу, уже ничего не боятся! Как в последний день «мародерки» - это когда закон уже не действует. Из тайги ценные породы древесины берут на рывок, на хапок, не смотря по сторонам, губя все вокруг и даже следы не заметая. Не опасаясь никого и ничего, не скрывая своих морд.
Какие такие обращения граждан, какие такие решения-постановления ЭТИХ могут остановить? Какой закон? Эти лесные мародеры через пять-десять лет оставят пустую землю. На которой нам с вами жить. Точнее, на которой придется сдохнуть.


Андрей Дунаевский
Фото автора


Для сотрудников прокуратуры и иных профильных ведомств публикуем точные координаты лесной деляны Аванского лесного хозяйства, на которой одно нарушении громоздится на другое: широта N – 47 градусов, 20 минут, 756 секунд; долгота Е - 134 градуса, 46 минут, 104 секунды. До пасеки по прямой менее полутора километров.


Управлением лесами в 2018 году в отношении арендаторов лесных участков на территории Аванского лесничества Хабаровского края составлены следующие протоколы об административных правонарушениях: в отношении ООО «ИнвестСтрой» 11 протоколов за нарушение правил заготовки древесины и нарушение порядка проведения рубок лесных насаждений, за нарушение правил санитарной безопасности в лесах; в отношении ОАО «Исток» 11 протоколов за нарушение правил заготовки древесины и за использование лесов с нарушением условий договора аренды лесного участка; в отношении ООО «Каньон» 8 протоколов за нарушение правил санитарной безопасности в лесах; в отношении ООО «Лесная долина» 11 протоколов за нарушение правил санитарной безопасности в лесах; в отношении ООО «Леспром ДВ» 24 протокола за использование лесов с нарушением условий договора аренды лесного участка, за нарушение правил пожарной безопасности в лесах; в отношении ООО «Тис» 9 протоколов за нарушение правил заготовки древесины и нарушение порядка проведения рубок лесных насаждений, за нарушение правил санитарной безопасности в лесах. В деятельности ООО «Лидер» нарушений в указанный период не установлено.




Вернуться назад