Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Час пик > Бешеная выгода

Бешеная выгода


29-04-2019, 10:00. Разместил: Татьяна Бершадская

 

Очень хочется подружиться с автономной некоммерческой организацией «Краевой сельскохозяйственный фонд». Выгода бешеная! Например, берешь у Фонда в аренду имущество почти на 15 миллионов рублей, а платишь в месяц всего-то по 10 тысяч. Причем имущество - на зависть. Дом животноводов, телятник, оборудование для убоя скота, средства для возведения молочного цеха - представить только, как можно по-хозяйски всем этим распорядиться и какой доход получать. Такие изумительные условия предоставил Фонд крестьянско-фермерскому хозяйству Л.С. Козлова.
Конечно, Фонд для того и создавался, чтобы помогать селянам различными услугами и содействием, а также сформировать систему сельхозкооперации на территории края. Но изначально ему почему-то не повезло. В мае 2015 года краевая власть в лице министерства сельского хозяйства учредила Фонд, а ровно через два года уволила его гендиректора Александра Городилова без публичной огласки причин. А нынче губернатор поручил Контрольно-счетной палате края и управлению финансового контроля минфина проверить эту структуру. Ибо уже бродила молва о некоторых райских условиях от Фонда для некоторых избранных. Ведь услуги и содействие вовсе не предполагают бездумную раздачу бюджетных рублей. Как-никак только на 2018 год ему было выделено 140 миллионов. А по закону требуется возврат: либо деньгами, либо рабочими местами, либо сельхозпродукцией, либо услугами для других сельхозпроизводителей.
Контрольно-счетная палата в феврале этого года провела выборочную проверку Фонда за 2018 год и сделала немало неожиданных открытий. Цитируем (по фермерскому хозяйству Козлова): «Исходя из стоимости имущества и установленной договором ставки арендной платы за его использование, полная стоимость имущества вернется через 1476 месяцев (123 года)». Но это не самая яркая находка Контрольно-счетной палаты. В ноябре 2018 года Фонд заключил договор с сельскохозяйственным потребкооперативом «Агродар» на аренду мини-завода по переработке молока по ставке 3,4 тысячи рублей ежемесячно. Исходя из такой арендной платы, стоимость данного имущества вернется в казну через 200 лет! Правда, в договоре есть оговорка о праве кооператива на выкуп мини-завода в случае внесения им выкупной цены. Но вот незадача: Фонд почему-то не прописал в договоре условия по выкупу, стало быть, его в данной ситуации не может быть.
Контролеры отметили, что порядок сдачи имущества в аренду или безвозмездное пользование, а также порядок определения ставки арендной платы Фондом не разработаны и не утверждены. Отсюда предварительный вывод контролеров: передача названных объектов в аренду, проведенная без каких-либо конкурсных или иных процедур, по необоснованно низкой ставке арендной платы и без учета рыночной величины свидетельствует о рисках коррупционных проявлений.
Как такое могло случиться в организации, где только в юридическом отделе работали четыре штатных сотрудника? Кстати, в самом Фонде штат - 27 человек, с весьма хорошей зарплатой, считай, как полминистерства сельского хозяйства. Есть и финансовый отдел, и организационно-аналитический, и проектный, и экспортный, и прочие. Так ведь и сам гендиректор Денис Койков не лыком шит. В Фонд на высокую должность пришел не с улицы, а из бизнеса, чем всегда бравировал, подчеркивая свое стремление осовременить, модернизировать сельскохозяйственную стезю. Или он слишком увлекся новым разноплановым бизнесом, ощутив себя единоличным хозяином больших бюджетных миллионов? Выходит, и прежнее министерство сельского хозяйства чрезмерно ему доверяло? Ведь Фонду почему-то не были установлены какие-либо ограничения по использованию имущества, в том числе и денежных средств. При этом ни министерство, ни наблюдательный совет (куда помимо министра и его заместителя входят представители еще и минфина, и минимущества, и минэкономразвития) не обременяли Фонд регулярными проверками.
А организационно-финансовые, скажем мягко, казусы всегда были на виду. К примеру, как оценить вроде бы хороший проект по созданию локальных пунктов искусственного осеменения скота? Фермеру в селе Черная Речка и кооперативу «Даурия» в поселке Галичный Фонд передал в безвозмездное пользование модули и оборудование. По договорам они должны были создать по одному рабочему месту, а также оказывать услуги населению. Первое условие было выполнено, а второе - нет. То есть полученное в аренду имущество использовалось только в собственном производстве, что не соответствовало целям проекта. Почему Фонд (при наличии проектного отдела) установил в данном случае крайне низкие целевые показатели - ответа нет.
Не говоря уже о просроченной задолженности сельхозпроизводителей перед Фондом, о несогласованных с учредителем переносах сроков и изменении графиков платежей, об отсутствии обеспечительных мер (кроме небольшой неустойки) при заключении договоров с сельхозпроизводителями.
Что это означает, видно на примере крестьянско-фермерского хозяйства А.Х. Карамяна. В 2018 году Фонд закупил для него инкубационные яйца индейки в первый раз на 780 тысяч рублей, во второй - на 400 тысяч рублей. Фермер должен был вернуть эти деньги Фонду вместе с агентским вознаграждением - всего 1215,4 тыс. руб. в конце прошлого года. Но он не вернул ни копейки, а Фонд даже и не требовал ни возврата долга, ни оплаты агентского вознаграждения, ни неустойки за нарушение графика платежей, что следовало сделать по условиям договора. Более того, в январе этого года Фонд заключил с Карамяном дополнительное соглашение о рассрочке платежей на два года. На вопрос «почему?» ответа тоже нет.
Но самая детективная история - с хозяйством «Хорское». В декабре 2016 года Фонд купил у него 180 племенных телок за 19,6 миллиона рублей. По договору хозяйство обязано было содержать и сохранять этих телок до осени 2017 года безвозмездно. Предполагалось, что к тому времени Фонд заберет скот, а если не заберет, то будет платить хозяйству по 75 рублей в сутки за голову, а потом и по 129. И вот тут задним числом выясняется, что «Хорское» по закону может выдать племенные свидетельства на скот только сельхозпроизводителям, а Фонд таковым не является, значит, реализовать телок не имеет права.
Тогда Фонд заключает с хозяйством новый договор, по которому оно от своего имени, но за счет Фонда берется реализовать телок за вознаграждение. И продает 29 голов в личные подсобные хозяйства и фермерам. Причем не все сельхозники возвратили деньги Фонду по причине падежа 9 голов и выявленных 5 лейкозных коров.
Весной 2018 года Фонд, управление ветеринарии и хозяйство решили проверить болезни у скота, остававшегося на хранении. Выявили: у 84 - лептоспироз, у 8 - лейкоз. Реализацию скота прикрыли, а хозяйство подало в суд на Фонд. И суд постановил взыскать с Фонда в пользу хозяйства 14,2 миллиона рублей (за хранение и содержание скота, плюс неустойки по разным причинам). И чем дальше будет скот в хозяйстве, тем больше вырастет эта сумма. Итог такой: в результате покупки и решения суда Фонд сам нанес себе ущерб на 31 миллион рублей, что может привести к дополнительным расходам краевого бюджета. Представить только выгоду сделки для хозяйства: и телки на месте, и деньги за них дважды получены - Остап Бендер отдыхает!

Кстати: в прошлом году акционерное общество «Хорское» реорганизовано в ООО «Хорская буренка», где 49 процентов уставного капитала принадлежит ООО «Фуюань Цзиньлян современная сельскохозяйственная компания».

Как оценить промахи Фонда? Они сделаны преднамеренно или невзначай? Если преднамеренно, то один разговор. Если невзначай, то тоже плохо, поскольку следует думать о низкой квалификации не только работников Фонда, но и минсельхоза как учредителя. Ведь тот же закон о племенном животноводстве родом еще из 1995 года. Почему же Фонд под крышей минсельхоза рванул в племенной бизнес, даже не заглянув в законодательную базу?! Не говоря уже о других нюансах «модернистской» деятельности за три с половиной года. Почему потребовалось поручение губернатора, чтобы выявить то, что мог выявить сам минсельхоз?
Разумеется, не стоит думать, что Фонд не сделал ничего полезного для сельхозпроизводства края. Конечно, кое-что сделал. Но на каких весах взвесить пользу и вред, ущерб?
По итогам проверки Контрольно-счетной палаты министром сельского хозяйства и наблюдательным советом Фонда принято решение расторгнуть трудовой договор с генеральным директором Денисом Койковым, что и было сделано. Также Контрольно-счетная палата направила отчет о проверке Фонда в прокуратуру края, а материалы о рисках коррупционных проявлений в действиях должностных лиц Фонда - в Следственное управление СК РФ, которыми будет принята правовая оценка.


Раиса Целобанова







Вернуться назад