Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Новости > «Молодому дальневосточнику» без двух - 100

«Молодому дальневосточнику» без двух - 100


11-01-2019, 11:47. Разместил: Татьяна Бершадская

 

Согласно ГОСТ Р 51652-2000 крепость спирта этилового ректификованного из пищевого сырья 96,3 градуса. А нам уже 98! И с каждым годом мы крепчаем. У газеты - очень хороший фундамент, да и стены наши предшественники возвели крепкие.


К штыку - перо
10 января 1921 года в Чите вышел первый номер молодежной газеты «Юная рать» - печатный рупор Дальневосточного бюро Центрального комитета Российского коммунистического союза молодёжи.
Это было непростое время - Дальневосточная республика была провозглашена в апреле 1920-го. Столицей стал город Верхнеудинск, но в Чите было культурней и привольней. В 1920 году в этом городе новая власть национализирует дом Файнгольда - одно из красивейших зданий Читы на углу современных улиц Анохина и Профсоюзной. Здесь открывается сразу два новых ресторана: ресторан 1-го Сибирского товарищества с бильярдной и весёлое заведение «Шаривари»…
Да, именно в таких условиях в гостинице «Даурия» - промеж кабака и ширли-мырли - выходила молодежная газета «Юная рать» и иные революционные издания.
Громкоголосый рупор комсомолии Дальнего Востока не только мобилизовал, агитировал, пропагандировал и обучал передовой отряд борцов. Но еще и подсказывал, объяснял и вдохновлял. Летом 1922 года читинские футболисты выезжали в Иркутск на товарищескую встречу. Официальный матч они выиграли со счетом 1:0, а на следующий день иркутяне взяли реванш, забив в ворота забайкальцев четыре безответных мяча. Читинская молодежная газета «Юная рать» в выпуске 31 августа 1922 года по этому поводу писала: «Официально выиграла Чита, а фактически выяснилось, что читинская команда слабее Иркутска. В ближайшее время предполагается приезд иркутской команды в Читу». Эти матчи можно назвать международными, так как Иркутск входил в РСФСР, а Чита - в ДВР. Да-с, милостивые судари, ДВР была уже заграницей.
Так что спортивные странички во всех последующих реинкарнациях «Юной рати» - это не просто стильно-модно, это верность традициям. Может возникнуть вопрос у некоторых злопыхателей: а при чём тут наследники «Юной рати», если все остальные молодежно-краевые газеты выходили в Хабаровске? Напоминаем, что в 2018 году к ДФО присоединили Забайкалье и Бурятию. Так что у нас все ходы записаны.


Ударить в колокол
Закончилось безобразие, что потом историки назовут Гражданской войной на Дальнем Востоке. И власть советская потянулась дальше - на восток. С 15 ноября 1925 года печатный орган комсомола Дальнего Востока переименован в “Набат молодежи”, а уже 20 ноября в Хабаровске вышел первый номер. С 1928 года редакция переселилась в бывший пакгауз Сибирского банка (нынешний адрес – ул. Калинина, 86) и выходила два раза в неделю – по четвергам и воскресеньям тиражом 4 тысячи экземпляров. Место оказалось правильным – потом там была редакция «Тихоокеанской звезды».
«Набат молодежи» не только просвещал, но организовывал и подсказывал, как юным революционерам идти в светлое будущее. Читаешь материалы, и эпоха в полный рост: «Прижмем кулака!», «Пятилетку досрочно», «Освой винтовку», «Комсомольская вечерка с гармошкой». В свою газету юная рать писала много и часто, подписываясь такими псевдонимами, что нам до них далеко. Как вам соавторы заметки в десяток строк, что скрылись за именами Зазубринка и Щепка? Чего стоили выездные редакции «Набата» в поля, леса, на предприятия и на путину. Я так думаю, что по многим заметкам рабселькоров соответствующие органы потом крепко копали и не менее солидно сажали.
Газета подогревала интерес своих читателей всевозможными акциями и лотереями. Во второй половине 20-х, подписавшись на нашу газету, можно было выиграть кусок мыла, хорошую бритву, гармошку и – оркестр, туш! – солидный костюм. Страна тогда люто недоедала и свирепо начинала отстраиваться.
Шесть лет «Набата» отмечали в помещении театра Далькомвуза (бывшая церковь реального училища). К тому времени редакция перебралась на улицу Комсомольскую, 54. Кстати, такие вот празднично-юбилейные номера интересно читать: наряду с поздравлениями от коллег по цеху идут совершенно рядовые информационные заметки «с земли». Редакция в 1932 году очень плотно принялась за улучшение условий жизни сотрудников - рассматривался вопрос о надстройке третьим этажом здания общества политкаторжан на улице Комсомольской, 54. Хорошее и, самое главное, актуальное во все времена начинание.
По решению 5-го пленума крайкома комсомола газета в очередной (но не в последний) раз в соответствии с текущим моментом развития общественных сил сменила название. Последний 131-й номер «Набата молодежи» вышел 14 июня 1932 года.


И на Тихом океане…
С 15 июня 1932 года газета выходит под более обширным названием «Тихоокеанский комсомолец» - пять раз в шестидневку. При этой редакции было создано первое литературное объединение.
В мае 1933 года корректором в молодежке работала местная «звезда общества» - Антонина Николаевна Грекулова. Именно она в Хабаровске в революционные времена создала женский батальон смерти. Эсерка, этим все сказано. В 1938 расстреляна по 58-й статье. На 1 января 1937 года газета, чья редакция была по адресу: улица Комсомольская, 52а, выходила очень солидным по нынешним временам тиражом – 30 тысяч экземпляров. В конце августа 1941 года молодежная газета стало выходить как отдел комсомольской жизни на страницах «Тихоокеанской звезды». Война, на многом пришлось экономить.
Стоит отдельно отметить тех, кто и как делал краевую молодежку. Одним из первых был Георгий Богданович Безымянный – настоящая фамилия Иодко. С 1924-го - секретарь газеты «Юная рать». Поэт, журналист, создатель и первый председатель Дальневосточной ассоциации пролетарских писателей. О более ранних редакторах, секретарях и иных работниках «Юной рати» пока что ничего не известно.
А какие люди работали в «Набате», «Тихоокеанском комсомольце» и в «Молодом»! Петр Комаров, Константин Седых, Иван Машуков, Семен Бытовой, Дмитрий Нагишкин, Римма Казакова, Иван Зюзюкин – они все наши. Газета стремилась быть везде и знать про все. Петр Комаров с 1933 года возглавлял ряд выездных редакций газеты – «Тихоокеанский комсомолец» в Михайло-Амурском районе», «Тихоокеанский комсомолец» на краевой лесотехнической конференции», «Тихоокеанский комсомолец» на сессии ДВ АСХНИЛ», «Тихоокеанский комсомолец» на III пленуме крайкома Осоавиахима». Кстати, Петя Комаров со времен «Набата» был активнейшим и старейшим юнкором.
Какие вещи публиковались! Начиная от стихов самодеятельных поэтов и заканчивая «многосерийными» публикациями тогда ещё не мэтров. Юлиан Семенов со своими детективами, Николай Наволочкин с первым стихотворением, опубликованным в «МД», Григорий Пермяков с авантюрно-политическими рассказами и повестями. Блистательный Игорь Золотусский в свое время напомнил на канале «Культура» о том, что и он - из наших. И Сергей Лукьяненко, автор «Дозоров» и прочих фэнтезийных штук, публиковал свои первые, запретные тогда опусы в «Молодом».


Вечно молодой, вечно…
Как только додавили японцев в 1945 году и ситуация стабилизировалась, молодежка опять стала самостоятельной. С устоявшимся на века названием «Молодой дальневосточник» выходила в свет с 25 ноября 1945 года. И с первого же номера определила цели и задачи нашей эры: «Редакция ждет от своих молодых читателей активного участия в работе газеты. Пишите, товарищи, в свою газету о вашей жизни, работе, учебе и досуге. Присылайте нам рассказы, очерки, стихи, рисунки, фотоснимки. Рассказывайте в своих письмах об опыте работы комсомольских групп и первичных организаций, смело вскрывайте недостатки».
Газета меняла тираж и формат выпусков. Порой экспериментировала с цветом. Ну как экспериментировала - праздничные номера печатали не черным по белому, а могли и синим, могли и красным.
Отстроились 50-е, отлетались 60-е, отписались 70-е, отхоронили генсеков в начале 80-х. Перестройка внесла мощную струю на газетные страницы. Писали много, долго и взахлеб – пришла свобода! 90-е годы прошлого века в «Молодом дальневосточнике» - это что-то с чем-то… И писать хочется, и публиковать можно, но есть проблемы с бумагой и деньгами. И даже когда появлялись солидные суммы, то коммерческого счастья они не приносили. Как-то раз «большие деньги» редакция решила превратить в огромные деньжищи. И послала коммерчески успешного и грамотного специалиста закупить подешевле там и продать подороже здесь. Малую часть средств бизнесмен успешно про…кутил (да, слаб человек!), а на большую закупил два вагона сливочного масла. И отправил малой скоростью на Дальний Восток. Но послал как-то не так и не туда, и масло «Молодого дальневосточника» где-то по пути пропало. «Хорошо не жили, нечего и начинать», - так успокоилась душа. Так что коммерческая составляющая молодежной прессы – что-то из области фантастики.
И если ранее редакторы молодёжки Дальнего Востока крепко сидели годами - не только в кабинетах, но и в иных помещениях, то после отъезда в 2012 году в теплые дружеские страны «зубра» Чугуева они стали не реже одного раза в два года сменять друг друга. Газета жила в ритме края, т.е. немножко нервно. И холодной осенью 2015 года старый «Молодой дальневосточник» умер, не приходя в финансовое сознание. Попытка «реанимации» летом 2015-го не удалась.
Однако спустя пару месяцев газета возродилась аки тот Феникс, с добавлением новых слов – «XXI век». Вот так и живем. «Золотых перьев» в нынешней редакции пока немного – одно, но кое-кто уже успел обзавестись парочкой стальных, обоюдоострых. Пишем, снимаем, расследуем, общаемся, корректируем, верстаем... Держим руку на пульсе общества.
Нам есть о чем рассказать, есть что показать. Есть масса идей, как достойно встретить 100-летие.
С праздником!


Андрей Дунаевский
Благодарим краеведа Анатолия Михайловича Жукова за предоставленные материалы.
Редакция выражает признательность коллективу научной библиотеки за помощь при подготовке публикации. Отдельно спасибо специалистам Ларисе Гурьевой и Ольге Колесник.
При подготовке использовались материалы из открытых источников и закрытых публикаций различных организаций и ведомств.

Нас - рать!
В начале 1920-х годов Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков) начинает выпуск на Дальнем Востоке целого ряда молодежных периодических изданий: в Благовещенске - «Страничка красной молодежи» (1920), «Юный коммунар» (1920-1921), «Красная молодежь» (1920), «Бюллетень Амурского союза молодежи» (1920), «На смену» (1920); в Алексеевке Амурской области – «Странички красной молодежи» (1922-1923); в Верхнеудинске – «Юный пролетарий» (1920); в Чите – «Юная рать» (1921-1925), «На смену» (1921), «Листок протеста» (1921); во Владивостоке – «Трибуна молодежи» (1917-1918, 1920), «Набат молодежи» (1917-1918, 1920-1922), «Страничка красной молодежи» (1920-1921), «Юный коммунар» (1921), «Юный спартак» (1921-1922); в Хабаровске – «Страничка красной молодежи» (1920-1921), «Призыв» (1922); в Николаевске-на-Амуре – «Трибуна молодежи» (1920), «Красный молодняк» –орган Приморского губкома комсомола. Список не полный.


Наш месточтимый святой

В начале 90-х прошлого века, по выражению Сергея Мингазова, мы «страшно демократили». И у нас в редакции довольно часто бывали иностранные, еще недавно вражеские, журналисты. Обыкновенно интервью (причем интервью с усталой гордостью давали мы, а не они) заканчивались бурными пьянками с гостями. А тут в обшарпанном коридоре появился холеный господин с удивленными воловьими глазами, тонко пахнущий настоящим табаком и парфюмом, даже в принципе нам тогда недоступными. Марко Панара, чиеф-корреспондент «Ла Репубблика», «Фар Еаст Буреау», что означает Дальневосточное бюро (увы, в Токио, а не в Хабаровске) крупнейшей итальянской газеты. От предложенной выпивки - мерзейшего азербайджанского коньяка, на который мы скребли по сусекам всей конторой - умело и необидно отказался и в общем-то был таков. Нам бы тут же и забыть очередного визитера, но буквально в тот же вечер проблемы газеты (главной из которых было хроническое, невыносимое безденежье) стали чудесным образом рассасываться. Даже дежурной пьянки избежать не удалось, потому как вслед за Марко в редакцию приперся оптовый продавец паленого ликера «Амаретто», отвалил за рекламу кучу денег, которых хватило не только на бумагу и типографию, но и на выплату долгов по зарплате, и с тех пор в редакционном бессознательном всякий финансовый успех и стол «за счет заведения» стали связываться со славным именем Марко Панары.
Настоящим святым этого вальяжного итальянца сделала художница Наташа Даянова. Она, ни разу не видев его, нарисовала портрет Панары, больше похожий на портрет Клетчатого - бандита из фильма «Приключения принца Флоризеля», и теперь у нас есть не только свой святой, но и его икона.

Записал Олег Чугуев
(Как газета жила и творила в 90-х прошлого века и в начале 21-го , читайте в ежедневной пьесе Александры Николашиной «Довольно глупо» - http://dvglupo.narod.ru)




Вернуться назад