Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Новости > Хабаровский вымогатель в погонах макал свои жертвы в унитаз с фекалиями

Хабаровский вымогатель в погонах макал свои жертвы в унитаз с фекалиями


15-04-2019, 15:30. Разместил: Татьяна Бершадская

 

Записка, найденная на месте происшествия в ботинке трупа, помимо прощальных слов и просьбы не рассказывать родственникам о самоубийстве, содержала следующие строки: «Виноваты эти всякие суки, ваши Лом и другие, на деньги ставят, откуда они у меня, я сирота, у меня почти ничего нет, уроды они».
200 тысяч рублей – примерно в такую сумму оценил криминальную выручку бравого сержанта его сослуживец, добровольно давший показания в Хабаровском гарнизонном военном суде. Лом вымогал деньги с бойцов якобы за свой мобильный телефон, который сам же оставлял на тумбочке для зарядки. А потом его тайком забирал. И с особой жестокостью требовал возмещения ущерба.
Если кто не знает, чаша Генуя – это напольный унитаз, который представляет собой отверстие в полу. И применяются такие «сидушки» в общественных уборных, в железнодорожных вагонах и в солдатских казармах. И именно уборную Александр Ломов решил применять для своих жертв в качестве наказания за свои надуманные «подвиги».
Как было установлено в ходе следствия, Ломов «с целью завладения денежными средствами, которые принадлежали военнослужащему одной с ним воинской части, предъявлял последнему незаконное требование о передаче ему 8000 рублей. Угрожая при этом применением физического насилия и используя в качестве предлога для совершения данных противоправных действий пропажу своего мобильного телефона, за сохранностью которого подсудимый просил проследить, и потребовал от потерпевшего передать ему обозначенную выше сумму денег до обеда указанных суток».
В материале дела указано, что «спустя несколько дней потерпевший, испытывая чувство страха и опасаясь осуществления Ломовым высказанных угроз, в расположении казармы передал тому 3000 рублей и банковскую карту, назвав код доступа к ней, и сообщил, что в ближайшее время на нее будут зачислены 5000 рублей. Не зная о поступлении денежных средств на карту, днем в туалетной комнате казармы Ломов, добиваясь намеченной цели, схватил потерпевшего за ворот кителя и опустил его голову в чашу Генуя. Удерживая его в таком положении, Ломов потребовал отдать ему деньги. Получив информацию о зачислении денег на банковскую карту потерпевшего, Ломов, совершая с ее помощью в своих личных целях операции по оплате различных товаров и услуг, по снятию денежных средств, израсходовал 5496 рублей. Своими противоправными действиями Ломов причинил потерпевшему материальный ущерб на общую сумму 8496 рублей». 
Допрошенный в суде один из свидетелей пояснил, что совместно с Ломовым он проходил военную службу по призыву. Столкнулся с неуставными взаимоотношениями, где стороной, применяющей насилие, выступал Ломов. От рукоприкладства данного военнослужащего по прозвищу Лом пострадали многие сослуживцы. Он оскорблял и унижал солдат, вымогал у них денежные средства. Ломов занимался тем, что оставлял свой телефон в помещениях казарменного расположения для подзарядки и просил присмотреть за ним кого-то из сослуживцев. Затем того, кто следил за телефоном, по просьбе Ломова отвлекали, а тот незаметно забирал свой мобильный и потом за его утерю требовал деньги. И таким способом Ломов смог собрать с военнослужащих около 200 тысяч рублей. «Кроме того, от сослуживцев он слышал, что Ломов издевался над бойцами, опуская их головы в унитаз. О фактах избиения и вымогательства военнослужащие умалчивали, так как опасались Ломова».
В суде также было доказано, что Лом довел до самоубийства своего сослуживца. Подсудимый «зарекомендовал себя как честолюбивый, расчетливый, обладающий лидерскими качествами человек, умеющий внушить к себе уважение и страх, способный подчинять своей воле сослуживцев и добиваться выполнения предъявляемых требований». Его жертва, напротив, «был простодушным, бесконфликтным, кротким и спокойным военнослужащим». Желая самоутвердиться и продемонстрировать свое превосходство за счет унижения сослуживца, Ломов, осознавая противоправность своих действий, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий, в том числе в виде суицида, не желая, но относясь к этому безразлично, стал систематически издеваться над парнем, оскорбляя его и применяя к нему физическое насилие. 
Однажды днем в казарме 4-го инженерного батальона Ломов, угрожая сослуживцу применением физического насилия, в присутствии других военнослужащих заставил его выполнить 100 приседаний. После того как парень присел около 30 раз, Ломов позволил остановиться.
Спустя неделю, под предлогом исчезновения мобильного телефона, который Ломов поставил на подзарядку и сказал за ним присматривать, подсудимый стал требовать от данного военнослужащего возврата сотового телефона либо денежной компенсации за его утрату, установив при этом определенный срок для поиска денег. Еще через неделю Ломов в казарме ударил парня по лицу. Продолжая свои противоправные действия, в туалетной комнате казарменного расположения инженерного дорожно-мотостроительного батальона Ломов, опустил голову бойца в чашу Генуя, где находились каловые массы.
В присутствии других военнослужащих Ломов постоянно оскорблял парня, высказывал в его адрес нецензурную брань, унижая его человеческое достоинство. Своим поведением, выразившемся в жестоком обращении и систематическом унижении, Александр, как следует из материалов Хабаровского гарнизонного военного суда, создал для потерпевшего жизненную ситуацию, которая в представлении последнего была близка к состоянию безысходности. Вследствие этого днем он ушел с места несения службы на территорию стрельбища, где у пункта боепитания покончил жизнь самоубийством. Смерть его наступила «по причине сдавления органов шеи петлей при повешении».
На суде родная сестра погибшего рассказала, что при жизни брат никакими психическими заболеваниями не страдал, на учете у врачей и психиатров не находился, мыслей о суициде никогда не высказывал. Он был добрым, отзывчивым, спокойным человеком, которого она очень любила. Брат воспитывался тетей, так как в 2010 году от рака умер его отец, а в 2014 году при родах умерла мать. Она же с младшей сестрой была взята под опеку приемной семьей и поэтому проживала отдельно от брата, однако это не мешало им тесно общаться. Перед призывом на военную службу парень учился, строил планы на будущее, после службы в армии хотел найти себе хорошую работу.
Первое время, когда брат служил, он часто звонил, сообщал, что хочет заключить контракт и остаться в рядах Вооруженных Сил РФ, но после перевода в Хабаровский край его желание связать свою дальнейшую судьбу с военным делом пропало. Он говорил, что разочаровался в армии. В ходе телефонных разговоров тяготами армейской жизни он не делился, на то, что его обижают, не жаловался. Вместе с этим однажды позвонил приемной матери и попросил перевести ему 10000 рублей, сказав, что у него с товарищем произошел конфликт со старослужащими, которые требуют у них деньги. На следующий день он снова позвонил и сообщил, что помощь ему не нужна, так как 7000 рублей они нашли, а оставшиеся 3000 рублей смогут собрать своими силами. Подробности конфликта ей не известны, брат ни ей, ни приемной матери об этом не рассказывал.

Аналогичные показания были даны приемной матерью, протокол допроса которой был оглашен в суде. Еще один свидетель в ходе судебного следствия показал, что он прибыл в войсковую часть для прохождения военной службы по призыву. До этого он работал в Федеральной службе исполнения наказаний в отделе безопасности, где, имея навыки проведения психологической работы с осужденными, занимался выявлением потенциально опасных лидеров преступного мира.
В расположении воинской части его внимание привлекло вызывающее поведение Александра Ломова, который в общении с другими военнослужащими использовал термины и выражения, свойственные криминальной среде, хвастался тем, что ранее привлекался к уголовной ответственности и находился под стражей. Он вел себя дерзко и нагло, особенно по отношению к тем, кто значительно моложе его и слабее характером. Ломов завел дружеские отношения с военнослужащими и пользовался их поддержкой, когда тех, кто его не слушал, следовало запугать. Ломов был жаден и стремился получить деньги любым способом, преимущественно зарабатывая тем, что убеждал одних военнослужащих продать ему телефоны дешевле, других – купить их дороже. Он же часто инсценировал кражу имущества с тем, чтобы военнослужащие, которых он обязывал присматривать за вещами, были должны ему деньги за пропавшие предметы.
Ломов демонстративно нарушал распорядок дня, не соблюдал субординацию с младшими командирами, обращался к ним на «ты», оказывая тем самым моральное давление на военнослужащих, показывая им, что он главный. Некоторые сослуживцы подходили к свидетелю и жаловались на Ломова, в связи с чем он, как старший по званию, беседовал с ним, объяснял, что его поведение может привести к печальным последствиям, в том числе к принятию решения о суициде морально неустойчивыми военнослужащими, однако тот не слушал, угрожал, советуя не лезть не в свое дело. О неправомерных действиях Ломова он докладывал заместителю командира части, который, насколько ему известно, беседовал с подсудимым, однако эти действия никакого положительного результата не принесли. Он полагает, что командованию отчасти было выгодно такое неуставное поведение Ломова, поскольку все поставленные военнослужащим задачи выполнялись под его руководством точно и в срок, а начальники, видя высокие результаты, не замечали, какими способами они достигаются.

В результате «верного» бойца осудили по ч. 2 ст. 163 УК РФ («Вымогательство») и ст. 110 УК РФ («Доведение до самоубийства»). Путем сложения его наказание вылилось в четыре года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.
Гражданские иски потерпевших суд удовлетворил частично, взыскав с Ломова в их пользу в качестве возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда 558 тысяч рублей. И 1650 рублей, связанные с выплатой вознаграждения адвокатам, участвовавшим в деле по назначению.


Вадим Решетняк
Фото автора




Вернуться назад