Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Путешествия > Канадзава: Золотое сердце Японии

Канадзава: Золотое сердце Японии


25-12-2016, 00:56. Разместил: Юрий Вязанкин

Канадзава: Золотое сердце Японии

Настоятель Храма Чистой Воды в Киото начертал на огромном листе бумаги иероглиф уходящего года: 金. Он означает «золото» и «деньги»

В этом иероглифе — двенадцать завоеванных японцами золотых олимпийских медалей, громкие финансовые скандалы (один из них стоил кресла мэру Токио) и даже «золотая» шевелюра Трампа. За иероглиф года проголосовало большинство японцев. Мой неучтенный референдумом голос  - тоже за этот иероглиф: в разгар золотой осени я оказался в «Золотом болоте».

Хорошее время для путешествий

Канадзава: Золотое сердце ЯпонииСреди городов Золотого кольца Японии есть несомненные жемчужины: древние столицы Киото и Нара, умиротворяющий Кавагоэ и суетный Осака. Но лишь в прошлом году изрядно перегруженный туристский маршрут приобрел соответствующий названию блеск: новая линия скоростного поезда соединила Токио с провинциальным городом Канадзава, столицей префектуры Исикава на западном побережье Хонсю.

Мы приехали в Канадзаву в сумерках. Шел мелкий дождь. Префектура Исикава — национальный чемпион по осадкам. Впрочем, на дождь здесь не обращают внимания, а зимние пейзажи так прелестны, что, скорее, привлекают туристов, чем отпугивают их.

Под окнами моего номера блестел мокрой крышей синтоистский храм с совершенно «неяпонскими» воротами на входе: массивными, увенчанными башенкой с цветными окнами. На рассвете вышел их рассмотреть. Оказалось, это местная достопримечательность со статусом «важного культурного достояния» — трехъярусные ворота Синмон, созданные голландским инженером в 1875 году для дворца местных владык клана Маэда. Башенка с цветными витражами когда-то служила маяком. Поднимаю голову: за шпиль громоотвода цепляется луна. Дождь закончился.

Территорию святилища патрулирует медный всадник — «великий и ужасный» Маэда Тосиэ, в честь которого наследники и построили храм. Маэда стал хозяином этих мест в 1583 году, добыв землю и власть копьем на военной службе у двух сегунов. Огромный шар за его спиной — специальный плащ на деревянном каркасе, отличительный знак гвардейца из «отряда красных хоро». У сегуна Ода Нобунага было два таких спецподразделения: «красный» и «черный» отряды, по десять человек самых крутых самураев в каждом. Если кому-то удавалось убить гвардейца-хоро, его голову следовало завернуть в кусок плаща. Маэда сумел сохранить голову на плечах, и канадзавцы до сих пор благодарны ему за это: во время правления клана Маэда экономика провинции процветала. Всего полтора столетия назад Кандзава был четвертым по величине городом в Японии, соперничая с Эдо-Токио, Киото и Осакой.

Появился дворник с граблями, стал сгребать золотые листья гинко. Я бросил двести иен в храмовую копилку и вытащил омикудзи, бумажку с предсказанием. Развернул: «Хорошее время для путешествий...».

Кага-но адзи

Местная кухня, кага-но адзи, чрезвычайно разнообразна, за что опять поклон Маэда, который требовал от своих поваров гастрономических изысков и изощрений. В ресторанах местные блюда недешевы, но если пойти в традиционную едальню или кафе, то можно насладиться кага-но адзи по вполне доступным ценам. Любителям морепродуктов прямая дорога на рынок Омитё итиба, вокруг которого множество суси-баров и демократичных трактирчиков. Зимой здесь особенно оживленно, приезжают гурманы из других префектур: японские боги благословили канадзавцев, послав им сезонный деликатес — «зимнего краба». Самец дзуваи-кани становится добычей краболовов с ноября по март, самок кобако-гани берут только до января.

С тех пор как в марте 2015 года до Канадзавы дотянулись рельсы синкансэна, город оживился — во всех смыслах. Об этом говорят мои знакомые из других префектур, которые бывали здесь раньше. Но что-то, по их словам, остается неизменным: «Знаешь, здесь на редкость добросердечные люди. И все под рукой, все неподалёку. Приятное местечко». Для местных Канадзава тоже стала более «приятным местечком». Раньше молодежь спешила покинуть сельскохозяйственную префектуру, теперь многие возвращаются из Токио. Практически все выпускники высшей школы находят работу на малой родине благодаря стремительному развитию туристической отрасли, для которой, похоже, здесь начался золотой век.

Сусальных дел мастера

Канадзава: Золотое сердце Японии«Золотое болото» — так переводится «канадзава». Неизвестно, когда здесь стали мыть золото и превращать его в золотую фольгу кимпаку. Сами канадзавцы утверждают, что первые мастера-сусальщики появились в этих краях задолго до того, как  Маэда обосновался в здешнем замке. Интересно, что клан Маэда всегда поддерживал «своих» ремесленников, даже вопреки воле сегуна. В тяжелые для них времена, когда правительство установило монополию на производство сусального золота, подданные Маэда втайне продолжали свою работу. Мастера кимпаку, в свою очередь, помогли выжить другим местным традиционным промыслам: лакированным изделиям вадзима-нури и кага маки-э, керамике кутани. Япония - единственная в мире страна, где производится настолько тонкая золотая фольга: толщина почти прозрачного на свет листка 0,0001 миллиметра!  Сегодня практически все японское сусальное золото производят здесь, в Канадзаве. Хрестоматийные 27 килограммов, которыми покрыт Золотой храм в Киото, — работа канадзавских мастеров. «Золотые руки» — это про них.

В местных лавках и магазинах традиционные лакированные шкатулки соседствуют с позолоченными чехлами для айфонов. В ресторанах привычные японские блюда украшены кусочками золотой фольги: это пищевая добавка Е175. Русские туристы выстраиваются в очередь в «золотой туалет», но выходят разочарованными: сусальным золотом сверкают лишь стенные панели. Зато мастер-класс по золочению лаковых чашек приводит в детский восторг всех без исключения. Авторский дизайн разнообразен: сугубо японские зайцы и сакура соседствуют с интернациональными котиками и сердечками. Такой сувенир намного милее покупного. 

Никто никуда не спешит

Склонный к преувеличениям венецианец Марко Поло писал в своей «Книге о разнообразии мира» о чудесном острове Дзипангу, где он никогда не был, но о котором был наслышан от мусульманских торговцев:

«Опишу вам теперь диковинный дворец здешнего царя. Сказать по правде, дворец здесь большой и крыт чистым золотом, так же точно, как у нас свинцом крыты дома и церкви. Полы в покоях, а их тут много, покрыты также чистым золотом пальца два в толщину; и всё во дворце и залы, и окна, покрыты золотыми украшениями». Когда в конце XIV века до Японии добрались возбужденные этими байками португальцы, они обнаружили лишь черепичные и соломенные крыши…

Крыши канадзавского замка были вполне по-европейски покрыты практичной черепицей из свинца. В случае осады защитники могли плавить кровлю и отливать из нее пули. Но вот ирония судьбы: в течение столетий цитадель клана Маэда ни разу не подверглась нападению, зато горела семь раз. Пожар 1881 года превратил замок в пепел и руины. Уцелели только оригинальные ворота замка — Исикава-мон. Сегодня замок частично восстановлен. Как водится у японцев, реконструкция была максимально честной: строительные работы велись методами конца восемнадцатого века. На фоне исторических ворот снимаются жених и невеста. Я пристраиваюсь к свадебному фотографу, невеста в красном кимоно смущается и опускает глаза.

Через дорогу, на холме, — бывший замковый сад. Недаром клан Маэда лелеял его два столетия, не жалея средств: сегодня парк Кэнроку-эн входит в Большую тройку национальных ландшафтных парков. Десять гектаров красоты. Тысячи деревьев. Вода, которая подается на вершину холма по загадочному средневековому водопроводу. Старейший в Японии фонтан, пускающий в небо струю под естественным давлением воды. Колодец Киндзё Рэйтаку, где согласно апокрифу местный крестьянин мыл батат и нашел золотой песок, дав городу имя.

Одна из главных «фишек» парка — канаты юки-дзури, которые защищают сосны от повреждений в снежный сезон, превращая их в арт-объекты. Вот суетится команда телевизионщиков из NHK, садовники в касках расставляют ограждение. Нам повезло: юки-дзури будут растягивать над одной из сосен. Бригадир дает короткое интервью, затем с ловкостью акробата взбирается на высокий столб и распускает толстую косичку канатов. Остальные замерли на приставных лестницах, сжимая шесты с крючьями. Стоя на верхушке столба, бригадир живописно разбрасывает концы веревок, подчиненные ловят их баграми. Девчушки в кимоно делают на этом фоне селфи.

Многолюдно. Но ощущения толпы нет: здесь никто никуда не спешит. Из стайки студентов выпархивает девушка: «Вы из России? Я немного училась в Санкт-Петербурге. Из Хабаровска? О, это ведь совсем-совсем рядом…».

До этих мест нам действительно рукой подать. Два с половиной часа самолетом до Токио. Но больше половины русских туристов прилетают в Японию из Центральной России, а доля дальневосточников все сокращается. Нашим землякам мешают стереотипы: «очень дорого, не знаю язык, Фукусима…». Газетной статьей не разогнать желтый туман этих заблуждений. Но есть очевидные факты и хорошие новости: компания S7 с весны 2017 года увеличивает  для дальневосточников количество «японских» рейсов, существенно снизив при этом тарифы. Билеты уже в продаже. Возможно, начать знакомство с соседом по региону стоит с провинциальных городков, где зарубежный гость вызывает живой интерес, где Японию не заслонят и не заглушат толпы туристов со всего мира. Начать с Канадзавы — почему бы и нет?

Два ноябрьских дня Канадзаву золотило мягкое осеннее солнце. Наш улыбчивый гид (ещё недавно — служительница синтоистского храма) восторженно удивлялась: «Уникальная погода! Так бывает всего несколько дней в году». Гости из Хабаровска, где накануне выпал снег, фальшиво восклицали: «Да, это мы привезли вам такую погоду!». Уезжать не хотелось.

 Алексей Колесников


Вернуться назад