Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Путешествия > Хабаровский взгляд: Биробиджанер штерн

Хабаровский взгляд: Биробиджанер штерн


16-08-2017, 10:46. Разместил: Юрий Вязанкин

 

Хабаровский мост через Амур, вокзал-мемориал Волочаевки, бескрайняя низменность за вагонными окнами, наконец, Биробиджан. Этим маршрутом сорок лет назад я, корреспондент «Молодого дальневосточника», отправлялся в командировку, чтобы подготовить  публикации о событиях и людях Еврейской автономии.  

Вряд ли стоило бы вспоминать о нем в газетных столбцах, если бы не новая встреча с Биробиджаном, неожиданная и ошеломляющая.

Июльским воскресеньем я вышел из вагона на перроне биробиджанского вокзала, направившись к  улице Шолом-Алейхема, которая тянется через весь город, как улица Карла Маркса в Хабаровске. Помнится, до биробиджанского бродвея пара кварталов. Справа - сталинки и хрущевки. Слева - кинотеатр «Родина»,  напоминающий хабаровскую «Дружбу».

Но что я вижу, добравшись до улицы Шолом-Алейхема? Конечно, вход на рынок, а дальше - знакомая гостиница. Но где проезжая часть, где тротуары? Ничего этого нет, поскольку есть пешеходная зона, можно сказать, биробиджанский Арбат.

К нему примыкают торговые центры с множеством бутиков, на нем торгуют мороженым и напитками, посредине его цветущие клумбы и лавочки всевозможных конструкций. Итак, столица Еврейской автономии обзавелась своим Арбатом, когда в столице Хабаровского края о нем уже не мечтают.

 О создании пешеходной зоны в Хабаровске заговорили на стыке 70-х и 80-х годов, отмеченных сносом дореволюционных особняков в центральной части города и возведением на их месте девятиэтажных панелек. Председатель горисполкома Павел Морозов заверил общественность, что лучшие образцы деревянного зодчества будут воссозданы на хабаровском Арбате. А именно на улице Истомина в том месте, где она ограничена Уссурийским бульваром и улицей Ленина.

Когда пешеходная зона появилась во Владивостоке и это как упрек адресовали мэру Хабаровска Павлу Филиппову, им был сформулирован контраргумент. Приморская столица более продвинута  по части  малого и среднего бизнеса,  который взял на себя обустройство Арбата. Сегодня в Хабаровске разве что утюги не вещают об индустриальных парках и ТОСЭР, но в громадье планов пешеходная зона явно не вписывается. На улице Истомина по-прежнему запустение.

Более мелкая, но примечательная деталь: в центре Биробиджана я не увидел  ни одной переполненной урны, кои в Хабаровске едва ли не повсеместно. Хотя градоначальники Биробиджана меняются как перчатки,  их отстраняют от должности и арестовывают, но это не сказывается на регулярности опорожнения урн. 

Наконец, почти сенсация.  На улице Шолом-Алейхема, на проспекте 60-летия СССР, в других местах я не встретил киосков и магазинов,  торгующих разливным пивом. Почему в Хабаровске это стало больной темой, порождая жалобы? Потому что дворы, примыкающие к таким киоскам и магазинам, превращаются в отхожие места. Администраторы всех мастей умывают руки, заявляя о том, что у них нет правовых оснований препятствовать развитию «Воблы», «Бухарина», других торгующих разливным пивом заведений. Может, им отправиться  в Биробиджан, чтобы перенять методы работы, не позволяющие бизнесу «кошмарить» горожан?

Напомню, что столица Еврейской автономии начиналась со станции Тихонькой, появившейся со строительством Амурского участка Транссиба в начале прошлого века. Биробиджан был преобразован из поселка в город в 1937 году, когда о переселении евреев в междуречье Биры и Биджана узнал не только весь СССР, но и весь мир. Признаюсь, этот исторический экскурс мне понадобился для того, чтобы задать «озеленительный» вопрос: как в столице автономии в 50-е годы обошлись без  высадки тополей, которые заполонили хабаровские улицы, извергая пух в жару, выворачиваясь с корнями в непогоду?

 В центральной части Биробиджана много лиственниц и елей. Высокие и стройные, они придают улицам таежный колорит.

Если Хабаровск в последние годы наводнили памятники, представляющие собой нагромождение конструкций, то Биробиджан  приятно удивил обилием скульптур. На набережной можно присесть на лавочку с Евгением Онегиным, персонажем пушкинского романа. Моя жена нашла  местечко на телеге первопоселенцев с лошадкой, и кадр на память получился замечательный. Сам я присел на табурет, стоящий  рядом с раввином у синагоги. Парадоксальное сплетение эпох: синагога, как и кафедральный собор, выстроены на улице Ленина.

Скрывать не стану, за день, проведенный в Биробиджане, мы с женой влюбились в этот город. Биробиджанер штерн, или, в переводе с идиш, биробиджанская звезда, мне представляется в соединении  скромности и чистоплотности, собранности и мастеровитости, русского и еврейского. До новых встреч, город на берегах Биры и Биджана!

Михаил Карпач

На снимках: памятник первопоселенцам у железнодорожного вокзала; биробиджанский Арбат; Онегин, добрый мой приятель, родился на брегах …Биры?; скульптура раввина у синагоги; кафедральный собор.   

Фото из открытых источников    

Присоединяйтесь  к новостному  каналу газеты « Молодой дальневосточник XXI век» в Telegram


Вернуться назад