Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Война, Победа, Память > Первой жертвой любой войны становится правда

Первой жертвой любой войны становится правда


15-05-2018, 07:26. Разместил: Юрий Вязанкин

 

В Хабаровском крае за время войны было организованно более 35 выставок художников, которые проводились в музеях, кинотеатрах, парках культуры и отдыха, Домах партийного просвещения.

В ходе Великой Отечественной войны деятельность Совинформбюро, в общем и целом, на голову превосходила министерство пропаганды нацисткой Германии.

Но в начальный период, вплоть до битвы под Москвой, советская пропаганда проигрывала немецкой агитации. (Хотя и последняя умом не блистала… «Бей жида-политрука, морда просит кирпича!» - примерно такой девиз был в более чем половине немецких листовок для переднего края.) Надо было крепко получить по сусалам в Прибалтике, потерять Минск спустя неделю от начала войны, повариться в Киевском котле, добежать до Москвы, и только после зимних боев 1941 года советская пропаганда начала умело работать.

Листовки-пропуска, выпущенные немцами зимой 1941-1942 года. Никакого пролетарского интернационализма, но родственные чувства, семейные отношения, дети: «Мой папа не придет - его убил Гитлер», «Мама плачет, потому что папу убил Гитлер» - все просто и доходчиво. Плачущие женщины и ангелоподобные дети рядом с погибшими солдатами служили художественным фоном предложениям о сдаче в плен.

А для советских людей органы агитации и пропаганды выпускали очень злые плакаты, расчеловечивающие врага. «Немец жрет хлеб твоих детей! Немец насилует твоих сестер! Немец бьет твою мать и твоего отца! Убей немца и будет победа!», - примерно такие лозунги стали появляться в советской пропаганде, как для фронта, так и для тыла с 1942 года.

Малая информационная война

Это же какими надо быть тугодумами, чтобы с территории, самой природой приспособленной для «малой войны»,  Украины и Белоруссии, начать принудительный вывоз молодежи на работу в Германию! Вот и развернулось во многотысячные отряды во второй половине 1942-го, и окрепло в 1943-м партизанское движение на оккупированной территории. А куда еще было бежать парубкам и дивчинкам, что не хотели в неметчину ехать? Кстати, в Белоруссии нацики испытали культурный шок, когда вместо колченогих, убогих и слабосильных «славянских рабов» (согласно воплям Геббельса) довольно часто встречали высоких, сильных блондинов с голубыми глазами. Ага, тех самых арийцев. Они, выходя из пущи и поднимаясь из болот, устроили немцам и их холуям-полицаям да бургомистрам развеселую жизнь. А ведь по нацистской идеологии все они были недочеловеками. Первый партизанский отряд на Белоруссии был создан Василием Коржом 23 июня 1941 года:  люди были готовы и стволы сразу же появились. Секрет прост - товарищ Корж в Западной Белоруссии еще в 20-е годы партизанил, гонял польских панов и стражников.

Для поддержки партизанского движения Большая земля присылала не только оружие, боеприпасы и специалистов. Печатное слово было очень востребовано на оккупированной территории. Какие только дикие слухи не бродили среди населения в это время! И поэтому просвещение советских людей на временно оккупированной территории стояло в одном строю с боевыми задачами по развалу тыла нацистов.

В истории партизанского рейда по Карпатам соединения под командованием легендарного Сидора Ковпака есть примечательный эпизод. Уходя в горы от карателей, партизаны сбрасывали в пропасть все лишнее, что нельзя было увезти на двуколках и унести на плечах. Но ящик с тяжеленным шрифтом боец «свинцового взвода» (походной типографии) сумел сохранить. И выходя обратно на Украину через Румынию, Венгрию, Чехословакию, Польшу (пол-Европы!) вынес шрифты в расположение партизан. Сидор Ковпак был руководителем с большим стажем и дал команду печатать газеты и листовки старым шрифтом. Да что там шрифт, с лета 1943 года в соединении Ковпака был свой кинодокументалист – Борис Вакар. Геройский репортер, не чета «Кривицкому и компании», погиб в бою при отходе из Карпат.

Искусство побеждает

Печатное слово было одним из самых доходчивых методов разъяснить политику партии и правительства на данном этапе. Тут в ход шло все: выпуски газет и журналов, листовки, брошюры. Но еще доходчивее, чем печатное слово, кратко и сжато работал художественный образ.

Сразу после начала войны в Хабаровске появились окна-плакаты сатиры «Удар по врагу» - выходили вплоть до Победы, всего более 350 выпусков. Первое «Окно» вышло 4 июля 1941 года, а в декабре 1941-го, на Девятой краевой выставке, художники Н. С. Тихонов и Д. С. Шофман показали живописные работы - «22 июня», «Государственный комитет обороны» и «Маршалы». «Окна» выпускались инициативными группами художников и писателей края. В Комсомольске-на-Амуре «Окна» выходили по памятным датам, в Хабаровске – регулярно: 12 плакатов и 4 издания «Дальгиза». Плакаты военного времени были не только разнообразными по тематике, но имели очень разные формы: от большого, настенного формата и до «малых форм»  в виде этикетки спичечного коробка или марки. Все они являлись не только художественными произведениями, но и историческими документами, показывая боевые эпизоды, героизм воинов, объясняя, емко и сжато, стратегическое и тактическое значение тех или иных событий.

Были плакаты, что не входили «Окна». Они печатались, как правило, в газетах, выполняя ту же функцию, но в большем объеме, а точнее,  большим тиражом. В них отображались самые животрепещущие темы: помощь фронту; быстрая реакция на фронтовые события - как-то плакаты Л. И. Дешко «Украина освобождена!», «Крым освобожден!», «На Берлин!»; «Отстоим родную Москву!»- В. В. Павчинского; призывы к социалистическим соревнованиям, к замене на рабочем месте товарищей, ушедших на фронт; об изучении военного дела в тылу - тут отметился Д. Д. Нагишкин. И самые популярные - политические карикатуры: здесь вне конкуренции В.В. Павчинский со своим маленькими, но злыми выпусками - «На волоске», «Марш мертвецов», «Лакей в отставке», «В немецком балагане», «Он получил землю». Литературные тексты к «Окнам» и плакатам писались в подавляющем большинстве случаев специально Петром Комаровым, В. Т. Зайцевым, Н. К. Шалымом, М. З. Фишельсоном и другими. Бывали случаи, когда брались уже готовые произведения - стихи Степана Щипачева, Константина Симонова, Михаила Исаковского и других авторов. В годы войны в крае проводились конкурсы на лучший агитплакат. Для оказания творческой и методической помощи любителям привлекались мастера изобразительного искусства. Чего там говорить,  с 1942 года регулярно проводились персональные выставки художников, скульпторов, графиков. В Хабаровске, в декабре 1942 года проходила персональная выставка А. В. Шишкина, 26 октября 1944 года - творческий вечер и выставка работ художника-графика Павчинского. Выставка Пашкова с успехом прошла во Владивостоке и Спасске.

Мастера сцены тоже чем могли, помогали фронту - уже 5 сентября 1941 года при Хабаровском краевом концертном объединении был создан передвижной агиттеатр. Артисты выступали в рабочих клубах, колхозах и частях Красной армии. Репертуар театра состоял из небольших одноактных пьес, инсценировок на злобу дня и отдельных эстрадно-цирковых миниатюр. В годы войны гастроли театров Хабаровска и гостей не прекращалась. И это - несмотря на то, что Хабаровск был прифронтовым городом - японцы были буквально «за речкой».

В годы войны не прекращался выпуск детских журналов: «Мурзилка», «Пионер», «Костер», регулярно выходил журнал «Вожатый». Научно-популярный журнал «Техника-молодежи» публиковал не только полезные для воина знания, но и рассказывал о новинках науки и техники. Некоторые издания серьезно сократили свой тираж. Так, модный журнал «Модели сезона» Гизлегпрома в сильно урезанном объеме выходил всю войну. Еще в 1942 году был тираж – 50 тысяч, но уже через выпуск тираж был сокращен - менее 10 тысяч. Война, не до нарядов! А вот любителям острых шахматных ощущений, под легендарный ход Е2-Е4 читающим журнал «Шахматы в СССР», на время войны пришлось забыть о печатном слове.

Книжка для бойца

Для бойцов Красной армии и партизан готовились не только агитационные материалы. Печатались в очень широком ассортименте всевозможные справочные пособия. Начиная от информационных листовок, где указывалось, как правильно пользоваться оружием врага и в какой борт какой немецкий танк бить и заканчивая многостраничными учебниками. Особенно на этом поприще отличались наставления для партизан - ведь большинство из народных мстителей были сугубо штатскими людьми. Им следовало рассказать (и показать), как надо бить врага малыми силами. Для этих целей с первых лет войны массовыми тиражами вышло несколько выпусков «Спутника партизана». Говоря современным языком, это был  карманный справочник на все случаи партизанской жизни. Когда знакомился с выпусками такой литературы, самое лучшее впечатление осталось от нашего, Дальгизовского, издания 1943 года. Именно в нем собрано все, что надо народному мстителю. Примерно половина содержимого «Спутника партизана»  (358 страниц текста и иллюстраций) - вполне пригодится и сейчас. Понятно, что уязвимые места танка Т-III не актуальны, как и навыки по чистке немецкого пистолета-пулемета МР-40, которые сейчас нужны в основном реконструкторам. Но вот как ориентироваться на местности, как не замерзнуть в зимнем лесу, как оборудовать стоянку, возведя шалаш из подручных материалов, и разжечь в дождь костер  - весьма и весьма полезны для широких слоев населения. Начиная от патриотически настроенной молодежи и заканчивая почтенными мужами, что выбираются на дачу еще по снегу. Найдите эту книгу, почитайте своим детям - вот это и будет патриотизм прямого действия. Я знаю - я горжусь!

На западном направлении

По мере освобождения территории СССР от врага и продвижения на запад менялся и стиль советской пропаганды. Еще 23 февраля 1942 года в приказе № 55 Народный комиссар обороны И. Сталин отметил: «Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское - остается. Сила Красной армии состоит, наконец, в том, что у нее нет и не может быть расовой ненависти к другим народам, в том числе и к немецкому народу». Понятно, что у сдавшихся в плен после Сталинграда войск Паулюса было мало шансов выжить  - истощенные, раненые, обмороженные, больные (туляремия на нацистах и их союзниках тогда знатно порезвилась!). Но и тогда большая часть немецких пленных уцелела. Понятно, что в советском плену немцы, венгры, хорваты, румыны и прочие «любители восточных земель» не жировали, а работали. Но их никто голодом не морил,  сознательно не убивал. В советских фронтовых листовках-пропусках выпуска 1943-1944 годов эти моменты классно обыгрывались. «Немцам доверяют острые предметы - бритвы и прочее, чтобы они могли выглядеть достойно!» , «Камрады, куревом здесь обеспечивают, и советский офицер может по доброте душевной тебя папироской угостить!», «За хорошую работу можно в лавке вкусной едой отоварится в дополнение к лагерному пайку!» «За ударную работу срок скостят, и после разгрома Гитлера и его шайки ты первым вернешься к детям и жене!» И это действовало. Нет, немцы по-прежнему свирепо сражались, но ни разу не поднимали восстания в советском плену. Были отдельные случаи не повиновения и агитации, их быстро давили. Это на передовой, бывало, и наши танки врезались в марш-колонны пленных, и автоматной очередью бойцы валили поднявших руки в гору фашистов. А в тылу за такое самоуправство можно было и огрести – вплоть до трибунала. Кто этого не понимал и по-прежнему призывал «вырезать всех немцев под корень» рисковал не только карьерой. Илья Эренбург своей статье «Хватит!» в газете "Красная звезда" от 11 апреля 1945 года, приводя конкретные примеры варварства нацистов, уверял, что все немцы одинаковы. И что все они в одинаковой мере будут отвечать за преступления гитлеровцев. 14 апреля 1945 года газета «Правда» напечатала статью заведующего Агитпропом ЦК ВКП (б) товарища Александрова «Товарищ Эренбург упрощает», где конкретно и мощно было разъяснено, в чем ошибался литератор. Говорили, что маститый писатель потом неделю на даче коньяком отпаивался. Человеческое отношение к поверженному противнику, к гражданскому населению дало свои результаты. Всем хотелось мирной и спокойной жизни.

Поражение после победы

Самым страшным последствием той войны оказались не людские и не материальные потери. Потери правды были страшнее. Самый мерзкий и поганый слушок, что до сих пор не развеян, это ложь о наших потерях. Мерзко воняет от мифа о «миллионах и миллионах» изнасилованных немок. Не менее поганен и отечественный слушок о неоценимой помощи фронту со стороны уголовников. Как и «параша» о штрафных батальонах и штрафных ротах. Так что по-прежнему актуален лозунг: «Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!». Это когда мы научимся побеждать в информационной войне - факты против вымысла, знание против слухов.

Андрей Дунаевский

Отвечающий за моральный дух немецкой нации доктор Геббельс как-то в сердцах сказал, подводя итог противостояний советских и немецких органов пропаганды и агитации: «Все, что бы они ни говорили – это информация. О чем бы мы ни вещали – все пропаганда».

Всего за годы Великой Отечественной войны дальневосточными художниками было создано более 2 тысяч оригинальных новых художественных произведений - 600 портретов, 180 панно, до 300 копий с картин, значительное количество фотопродукци.

      


Вернуться назад