Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Война, Победа, Память > Старше на целую войну

Старше на целую войну


31-08-2018, 07:32. Разместил: Юрий Вязанкин

  

Ветеран Вера Чернакова: «После войны я не посмотрела про нее ни одного фильма. Все было страшнее»

На фотографии запечатлены строгие, немного усталые люди. Они даже немного похожие - уже немолодые, все с медалями и орденами. Это однополчане, которые смогли выжить в боях Великой Отечественной войны.

Легенду и гордость полка звали Семен Сидоренко. Он был награжден высшей боевой наградой - золотой медалью Героя Советского Союза. Факт того, что он выжил после страшного ранения, полученного на войне, доказывает существование чуда... Или судьбы. Спрятавшись в окоп, Сидоренко бросил гранату в танк, в заднюю его часть. Танк был подбит, но немец-пулеметчик засек советского солдата и выпустил несколько очередей в героя. Семену Сидоренко полностью раздробило таз, и последствия этой страшной раны мучили его всю жизнь.

Он выжил, как выжил и адъютант командира полка. Тот потерял на войне обе ноги. Переступив через отчаяние, муки ненужности для общества, он нашел в себе силы жить, научился ходить на протезах и попросился обратно в свой полк. Командир полка, подполковник Николай Солодовников, пошел тому навстречу и назначил его своим адъютантом. Полк во время войны понес страшные потери, и это был уже не первый по счету командир, а третий...

Только два человека из всего полка не были ранены и ни разу не выбыли из строя - командир орудия Сергей Щелчков и связист Вера Чернакова. Старший сержант Щелчков, человек с огромной силой воли, который перед наступающими «Тиграми» умел мгновенно разворачивать орудие, пройдя через самое пекло войны, сквозь котлы и окружения, умрет от банального аппендицита, воспалившегося во время полета в самолете.

Лица на той фотографии, которая запечатлела спустя сорок лет встречу однополчан,  по-прежнему ясные. Черно-белая фотография не стала со временем ни старой, ни потрепанной. Так может ее хранить только тот, кто знает, как легко было умереть, и как тяжело было выжить. Они пошли на фронт мальчишками и девчонками, но вернулись намного старше своих не воевавших сверстников - старше на целую войну...

Боевое крещение

 Вера Чернакова (девичья фамилия - Федоренкова) родилась в 1926 году в деревне Борок на Смоленщине. Семья была большая, как и многие семьи в те годы. Жили дружно и зажиточно. Но войны не миновали семью Федоренковых. Отец Веры воевал в Гражданскую войну и стал на ней инвалидом.

Наступило лето 1941-го, и следом за теплом в Борок пришли немцы. Оккупация... Много позже историки оценят сражение под Смоленском как один из ключевых факторов срыва «молниеносной войны» нацистов. Но тогда советские войска отступали, и родина Веры Чернаковой на два года попала под фашистскую пяту. Брат Веры, Федор Федоренков, воевал, попал в плен, и его угнали на работы в Германию. Федора заставили делать детали для боеголовок. Однако тот начал саботировать производство. Бомбы, сделанные на этом заводе, не взрывались. Тогда немцы решили провести среди рабочих завода «профилактику». И речь шла отнюдь не о лишении выходного пособия...

Федору повезло не попасть под чистку. Позже он вернулся на родину, где его ждал фильтрационный лагерь. Советские особисты не смогли найти то, что порочило бы Федоренкова. Они раскопали факты о бракованных боеголовках. Брата отпустили.

Вера Чернакова в 16 лет ушла добровольцем на фронт. Первое время ее определили в штаб - переписывать боевые донесения. После штабной работы девушку направили в артиллерийский полк телефонисткой. Боевое крещение юная связистка получила возле села Копанево в Калининской области. Наступления на том участке фронта не было, полк ограничился сильнейшей артиллерийской подготовкой.

«Я первый раз тогда увидела, как стволы пушек раскаляются докрасна, а у орудийных расчетов текла из ушей кровь».

Бывалые солдаты говорят, что к смерти привыкаешь, когда она постоянно тебя окружает. Уже привычными становятся разрывы бомб, ошметки тел, трупы, искореженные орудия. Забываются детали сражений, забываются обгоревшие тела, забываются окровавленные гимнастерки. Но самую первую смерть забыть невозможно...

Девушка-связистка возвращалась в лагерь. Часовой потребовал пароль. Девушка его назвала, но не знала, что пароль недавно уже успели сменить. Часовой выстрелил в девушку и убил наповал. Это было на глазах у Веры Чернаковой. Смерть оказалась страшной вдвойне - своей близостью и нелепостью. Солдаты возмутились - часовой мог открыть огонь хотя бы по ногам, и после этого часового отправили в другой полк. Больше его не видели...

 «Я не вернусь»

Вскоре полк, в котором служила Чернакова, перебросили под Прохоровку, на Курскую дугу. Там стоял сплошной гул от ревущих моторов танков и самолетов. Огромное количество пушек, артиллерии и опять танки и самолеты, танки и самолеты... Стальная армада была настолько огромна, настолько пугающе выглядела бесконечная вереница техники, идущей в одном направлении, что возникала мысль, что ими управляла сверхчеловеческая сила. Нет, не мог человек привести в подчинение этого железного и расползающегося по всем направлениям металлической рекой зверя.

Битва началась, и она была страшная. Спустя более 70 лет Вера Чернакова не будет даже рассказывать подробности, а только опишет все двумя словами: «Это ужасно». Разведчики иногда ходили на передовую и доставали «языка». Но хаос и мешанина не давали им вернуться обратно. Не имея возможности перевести немца через линию фронта, разведчики убивали «языка» на месте, а сами возвращались ни с чем.

В один из разведывательных рейдов пошел друг Чернаковой Виктор Дацко. Он чувствовал свою смерть и перед рейдом так и сказал ей: «Я не вернусь». И не вернулся. Его посекло очередью из пулемета...

«После войны я не посмотрела про нее ни одного фильма, - говорит Вера Чернакова. - Там все показывают совершенно не так, как было на самом деле. Все было страшнее, непригляднее».

За участие в Корсунь-Шевченковской операции полк, в котором служила Чернакова, получил почетное название Корсуньского. Но это было потом. А тогда, на Украине, в январе 1944 года им противостоял знаменитый фельдмаршал Эрих фон Манштейн, которого считали самым талантливым полководцем в вермахте.

В это время Вера Чернакова получила медаль «За боевые заслуги». Она смогла без единого выстрела взять двоих немецких унтер-офицеров в плен. Дело было так: она шла вместе с помощником начальника штаба Иваном Бабаем. Внезапно они услышали немецкую речь. По дороге неспешно шли два фашиста. Пистолет был только у Ивана Бабая, больше никакого оружия не было. Бабай приказал Вере Чернаковой подойти к немцам и предложить сдаться, пока он их будет держать на мушке. В случае сопротивления Бабай приказал Чернаковой сразу прыгать в сторону, а он откроет огонь.

Все прошло как по маслу. Оторопевшие немцы, увидев взявшихся ниоткуда молодую девушку и мужчину с пистолетом, безропотно отдали свои парабеллумы. Один из пистолетов, которыми были вооружены офицеры, Вера Чернакова оставила себе как трофей. Потом, правда, в конце войны, его пришлось сдать властям. А Иван Бабай позже стал генералом.

  Бомбы страшнее мин   

В августе 1944 года советские войска освободили Румынию. По воспоминанию Чернаковой, румыны воевали нехотя и не были такими озлобленными, как, например, венгры. Румыны были заложниками сложной политической игры, которую затеяли перед войной Советский Союз и Германия.

Фашисты пришли в этой стране к власти относительно поздно, возможно, поэтому у румын не сформировалось отношение к окружающему миру как к бесконечному потоку врагов. Под Бухарестом полк Веры Чернаковой попал под артобстрел. Молодой связистке пришлось укрываться под раскидистым деревом. Диктатор Румынии Ион Антонеску вскоре был свергнут, Румыния встала на сторону союзников. Впереди были Венгрия и взятие Будапешта.

Некоторые наши современники знают о Великой Отечественной войне довольно поверхностно. Если брать сражения, то они обычно могут назвать битву под Москвой, Сталинград, Курскую дугу. Разумеется, это были ключевые битвы. Однако было множество других сражений, не менее страшных. О них, к сожалению, знают далеко не все.

Одним из последних сражений в войне была битва у озера Балатон в марте 1945 года - последняя наступательная операция немцев. Советские солдаты, не встречая сопротивления, двинулись по кукурузному полю. Спокойствие оказалось обманчиво. Лишь когда началась стрельба с флангов, наши солдаты поняли, что попали в ловушку. Немцы пошли в атаку.

Вера Чернакова вместе с другой связисткой - Ниной Кононовой продолжала обеспечивать связь между орудиями. Спрятавшись за чудом уцелевшим домом, связистки прислушивались. Если рядом звучал хлопок, значит, возможно, снаряд мог повредить связь. Приходилось каждый раз выбегать из-за дома и проверять коммутатор. При разрыве связи солдаты под бешеный вой пуль бежали искать разрыв и соединять провода. Хлопки бывали разные. Если это был танковый снаряд, связистки могли вздохнуть спокойно - осколки от него шли в одном направлении. Гораздо страшнее были мины - те покрывали осколками все вокруг. Но самыми страшными были авиабомбы. От них никто не мог укрыться...

После очередного хлопка Чернакова и Кононова опять побежали проверять связь. После проверки Нина вдруг тихо присела на землю. Осколок вошел ей в затылок почти до самого лица. Все произошло настолько мгновенно, что Чернакова даже хотела поторопить подругу, не заметив, что та уже мертва.

«Нина даже не знала, что она смерть приняла». И еще осталось одно воспоминание о том бое - отчаявшийся командир полка, осознав, что их сейчас зажмут в «котел», пытался застрелиться...

Венский лес

Советские войска, однако, смогли сорвать немцам атаку и сами начали контрнаступление. Вера Чернакова побежала вместе со всеми на рубежи. Приметив небольшой окоп, она устремилась туда. Вдруг ее кто-то сильно толкнул. Она упала, но заметила, что ее толкнул молодой лейтенант. Тот, вместе с еще одним офицером, прыгнул как раз в тот окоп, который Чернакова «застолбила» под себя. Мгновением позже в окоп угодила бомба... «Те два лейтенанта спасли мне жизнь».

После Балатона полк, в котором воевала Вера Чернакова, вступил на территорию Австрии. Там уже не было больших боев, и потери уже не были такими страшными. Войска устремились навстречу союзникам. Там, на опушке Венского леса, война для Веры Чернаковой закончилась. За свои военные подвиги Чернакова была награждена орденом Отечественной войны 2 степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены».

Письма от однополчан Вера Чернакова до сих пор бережно хранит. Они - как отдушина. Никому их не показывает, ни одного письма не сожгла и не сожжет. Разбирая строки, Чернакова словно опять становится юной связисткой. Внучка недавно окончила институт и собирается ехать в Австрию, в Вену. Она говорит – «Ты закончила войну в Вене, приезжай, посмотри, как все изменилось». И Вера Чернакова действительно хочет там побывать. «Я за войну ни разу ни в кого не выстрелила и не жалею об этом»...

Андрей Канев


Вернуться назад