Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Война, Победа, Память > Хабаровский край: Вернуть из полузабытья

Хабаровский край: Вернуть из полузабытья


22-05-2017, 13:40. Разместил: Юрий Вязанкин

 

В Хабаровске увековечены имена ряда исторических персонажей,  имеющих  отношение к появлению на карте России нашего города. Но совершенно упущено имя адмирала Казакевича, имеющего непосредственное отношение и к возникновению поселения Хабаровка, и к ее названию.

В будущем году исполнится 160 лет подписания Айгуньского договора о разграничении с китайской стороной границы по Амуру и Уссури, соответственно,  расположения Сибирского 13-го линейного батальона на месте, где  вырос  Хабаровск. К памятным датам готовят подарки, вспоминают «виновников» торжества…

Петр Казакевич: исследователь лимана, организатор сплавов, военный губернатор. 

Девять самых трудных лет

Началом истории российского Приамурья и Приморья следует считать событие, когда Петр Васильевич Казакевич, старший офицер военного транспорта   «Байкал», летом 1850 года на шлюпке с несколькими матросами исследовал  Амурский лиман. День за днем, метр за метром матросы промеряли деревянным футштоком, а Казакевич заносил на карту глубины, достигнув устья Амура. Так был открыт фарватер с глубинами, позволяющими зайти кораблям из Охотского моря и Татарского пролива в Амур, названный фарватером Невельского. Мы, ныне живущие на Дальнем Востоке, плохо себе представляем цену этого события. Его можно приравнять к полету Юрия Гагарина в космос. Если с Гагарина началось освоение околоземного космического пространства, то с открытия Казакевича началось присоединение огромной территории к России.

 Заслуги  П.В. Казакевича по достоинству оценил генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев. В 1851 году Казакевич был произведен в капитаны 2-го ранга и назначен штаб-офицером для поручений при генерал-губернаторе.

Муравьев смотрел в будущее,  поручив Казакевичу создавать в Сретенске на Шилке судоверфь. В 1852 году на ней началось строительство первого на Амуре речного 50-сильного буксира «Аргунь».   Для этого не было  ничего - ни  оборудования, ни материалов, ни мастеровых. Тем не менее пароход был построен. Не ахти какой, но пароход, а в то время российский флот все еще ходил под парусами.

Между тем Муравьев приказал готовить первый сплав в низовья Амура, где уже Г.И. Невельским были установлены несколько постов.  Весной 1854 года флотилия во главе с  самим Муравьевым начала сплав по Шилке и Амуру. Казакевич отвечал за плавсредства, соответственно, за безопасность сплава.

После удачного сплава Казакевич произведен в чин капитана 1-го ранга и отправлен в Северо-Американские соединенные штаты, где  произвел закуп трех пароходов и оборудования для создания на Амуре ремонтной и судостроительной базы  Сибирской флотилии.

В 1856 году высочайше утверждена Приморская область Восточной Сибири - территория нынешних Хабаровского, Приморского, Камчатского краев и Сахалина  вместе взятых, с центром в Николаевске. Военным губернатором и  главным командиром Сибирской военной флотилии и портов Восточного океана  назначен произведенный в контр-адмиралы Казакевич.  Девять самых трудных лет он единолично управлял огромной территорией. Укреплял   флотилию, принимал переселенцев, организовывал жизнь на почти безлюдных пространствах.  Военный пост Николаевский вырос до города - столицы области.

Здесь появилось  судостроение,  открылись мореходная школа, школа юнг, гимназия, исторический музей, существующий до сих пор. За время его губернаторства был основан порт Владивосток, построен  телеграф, связавший Николаевск - через Хабаровку - с Владивостоком, организована почтовая связь. Значительна роль Казакевича и в истории Хабаровска.

…расположиться в устье реки Уссури                   

До 1858 года освоение  Приамурья и Приморья шло волевым решением Муравьева: узаконенных международных границ по Амуру между Российской империей и Китаем не было.  Началом истории Хабаровска (Хабаровки) следует считать подписание 16 мая (по старому стилю) 1858 года Н.Н. Муравьевым  с Цицигарским  главнокомандующим Дзянь Дзюнем  Айгуньского трактата о разграничении Российской империи с Китаем по Амуру и Уссури. После подписания генерал-губернатор Восточной Сибири отдает словесное приказание войскам.

«Войска, прибывшие на р. Амур в прошлом году и прибывающие  в настоящее лето, распределяются для квартирования и работ следующим образом:

  1. Линейный № 14 батальон со своим штабом оставляется в ст. Благовещенской, часть его распределяется для построек поселений Амурского конного полка, вновь заложенной церкви в ст. Благовещенской  и архиепископского дома.
  2. Линейному № 13 батальону со своим штабом расположиться на устье реки Уссури или где указано будет по пути следования. Батальону сему назначается заниматься устройством собственного помещения и укрепления на р. Амуре, сверх сего часть батальона командируется в помощь пешим казакам при постройке их поселений…».

Таким образом,  Муравьевым было принято решение поставить линейный батальон в устье реки Уссури. Его назначение -  обустраивать границу по Амуру и Уссури. Для этого часть батальона с  офицерами была распределена  в помощь казакам для обустройства будущих станиц по Среднему Амуру. Какая-то часть батальона во главе с командиром должна была стать и оборудовать штаб-квартиру в устье Уссури.  Дальше  события развивались следующим образом.

После подписания Айгуньского трактата Муравьев с архиепископом Камчатским Иннокентием и своим штабом 22 мая (ст. ст.) отправился со сплавом вниз по Амуру. Во время сплава обер-квартирмейстер  подполковник К.Ф. Будогосский выбирал места для поселений Амурского пешего батальона от начала хребта Малый Хинган до устья Уссури.

31 мая (ст. ст.)   Муравьев прибыл в устье Уссури, где был казачий пост (будущая станица Казакевичевская) и где его ожидал приплывший на пароходе из Николаевска военный губернатор Приморской области  Казакевич.

Между стойбищами Сиза и Бури

Явившийся сюда несколькими днями раньше Петр Васильевич уже успел осмотреть окрестности, поговорить с постовыми казаками. Он убедился, что для расположения штаб-квартиры батальона, долженствующего контролировать огромное пространство по Нижнему Амуру и Уссури, место явно не годится.

Во-первых, его недостаточно для размещения гарнизона из нескольких сот солдат (часть из них с семьями). Во-вторых, в маловодье  нельзя пароходам выйти в Амур по протоке, названной протокой Казакевича.

Все это он подробно изложил Муравьеву и предложил разместить штаб-квартиру батальона в другом, гораздо более удобном месте - между гольдскими стойбищами  Сиза и Бури.

Тому, что именно такой состоялся разговор,  документального подтверждения нет. Но вникнув во взаимоотношения между должностными лицами того времени, когда все,  что решалось,  приписывалось вышестоящему лицу, можно сделать вывод, что именно так и было.

3 июня (ст. ст.) Н.Н. Муравьев пишет военному губернатору Забайкальской области М.С. Корсакову письмо:

«…Устье Уссури совершенно в глуши, в 4-х верстах от главного русла Амура. Вследствие сего я ставлю 13-й батальон весь на Бурее (стойбище Бури. - Прим. автора), т. е. на главном русле, чтобы он мог удобнее во всякое время спускаться и подниматься к устью Амура, а в протоки в мелководье пароходы ходить не могут. Около устья Уссури весьма немного мест для поселения…».

По всей видимости,  именно 3 июня сюда подошли плоты и лодки 13-го батальона. Очевидно, что  судьба  Хабаровска, тогда еще поселения без названия,  была решена именно 3 июня 1858 года. После этого Муравьев с Казакевичем отправились вниз по Амуру на пароходе «Амур», собранном в Николаевске.

Название селения появилось позже, когда  Муравьев возвращался с Нижнего Амура и 28 июня (ст. ст.) прибыл на место, где уже обустраивалась часть 13-го батальона. Смею предположить, что название Хабаровска было предложено Казакевичем, когда они с генерал-губернатором  несколько дней шли вниз по Амуру. Именно потому, что это была территория Приморской области, а Муравьев с большим уважением и доверием относился к  Казакевичу. 

О том, что название появилось только после 28 июня, свидетельствует рапорт капитана Якова Дьяченко  от  21 июня 1858 года «из деревни Бури на р. Амур».  Но уже рапорт  от 31 июня был отправлен «из штаб-квартиры Хабаровка». А рапорт от 14 августа 1858 года - из «дер. Хабаровка».

 По свершениям и подвигам

В Хабаровске стараниями энтузиастов слишком много уделено внимания капитану линейных войск Я.В. Дьяченко. Конечно, под его руководством возводились первые строения поселения, организовывался быт солдат и офицеров линейного батальона,  их семей до организации гражданской службы. Но в 1858 году были заложены десятки станиц на Среднем Амуре,  несколько станиц на Уссури. И в каждой из них был, образно выражаясь,   свой Яков Васильевич. Но кто их сегодня помнит и знает? 

Как офицер  Дьяченко  выполнял приказы сначала военного губернатора Забайкальской области Корсакова, а затем военного губернатора Приморской области Казакевича. В том, что деревня Хабаровка стала городом Хабаровском, даже если сильно напрячься, трудно увидеть какую-то заслугу Дьяченко. Обустройство границы - рядовое занятие линейных батальонов. Для этого они и были созданы в Российской империи.

Роль Казакевича в становлении Приамурья и Приморья  значительна и не сопоставима с ролью Дьяченко. При нем город Николаевск действительно стал столицей российского Востока, а на огромной территории появилась жизнь.

В 1858 году была образована  Амурская торговая компания, она стала закупать за границей морские и речные суда,  которые доставлялись на Амур в разобранном виде и уже здесь собирались. Было  налажено  собственное судостроение. Началось регулярное грузовое и пассажирское сообщение между Николаевском и Благовещенском. Но где в Хабаровске улица Казакевича, где ему памятник? Впрочем, то же самое относится и к  Невельскому, роль которого не менее впечатляюща.

По моему мнению, одна из причин пренебрежения к выдающимся историческим личностям Дальнего Востока  заключается и в том, что подвиги совершали морские офицеры, а «почести» распределяли люди, не имеющие отношения к тяжелейшей и рискованной морской службе. По выражению моряков, пехота.

В Хабаровске много улиц, носящих имена людей конъюнктурных, малозначительных. Мало того, есть улицы с именами людей глубоко враждебных России и русскому народу, не принесших ничего, кроме  бед и несчастий. Может быть, пришло время вернуться к действительной истории российского Дальнего Востока и, наконец, расставить все по свершениям и подвигам?

Андрей  Крикливый


Вернуться назад