Еженедельник "Молодой Дальневосточник" > Происшествия > Трагические случаи в тайге Хабаровского края

Трагические случаи в тайге Хабаровского края


8-03-2021, 16:13.

 

Продолжаем публикацию «охотничьих записок» Леонида Тимченко, кандидата сельскохозяйственных наук из г. Вяземский. Долгое время он проработал, да чего там, прожил в лесу. Первую часть его воспоминаний «Лесные страсти» можно прочитать в № 4 «Молодого дальневосточника XXI век» от 27 января -3 февраля 2021 года. В этот раз речь пойдет отнюдь не о домашних питомцах…

Жизнь тайги, как и обитание в ней одинокого человека, стремящегося уйти от «благ цивилизации», все это скрыто от глаз людей. Это тайна двоих - природы и его. В тайге все подчинено своим законам.

Я не захотел подчиняться законам общества и ушел в тайгу, признав ее законы более приемлемыми и понятными. Пройдено много троп, сношена не одна пара бродней* и ичигов* в Сибири, не меньше олочей стоптано на Дальнем Востоке.

Не любитель я шумных банкетов, компаний и увеселительных мероприятий. Но иногда хочешь ты этого или нет, а попадаешь в такие ситуации, отмечая свои даты или близких. Присутствовать обязан. Застолье сближает людей, начинаются доверительные беседы и вопросы. Особенно оживление наступает у собеседников, когда вынужден сознаться, что живешь в тайге, охотник и т.д. У многих, особенно у дам, в речи появляются нотки восторга. Как это здорово: лес, чистый воздух, птички! Пошел, пальнул в зверя, и вот тебе куча шашлыков и котлет. Мне от такой оценки таежного быта становится тоскливо. Но киваю головой, соглашаюсь. Словами людей не переубедить, что труд охотника в тайге тяжел и опасен.

 

Все тяготы нужно прочувствовать и перенести на своей шкуре, нутром. Для большинства людей лес - агрессивная среда, которую они никогда не поймут и не примут. Выживают в ней только те, кому лес - дом родной, а остальное второстепенно.

Мертв по прибытии

Прискорбно, но в тайге случаются трагедии. В основном по вине самого человека, действующего в экстренной ситуации спонтанно, не успевая включить голову. В одном из районов Хабаровского края отец с сыном уехали на свой лесной участок поохотиться. Попили в избушке чаю и после обеда отправились по склону хребта. Отец пошел выше, а сын - у подножья.

Он первым вышел на след изюбря, ночью кормившегося в долине и ушедшего на дневку на склон хребта. Началась самая ответственная часть охоты - скрадывание. Двигаясь по неглубокому снегу, молодой человек старался не наступить на предательские сучки. Заметил впереди среди кустов серое пятно, и тут же последовал выстрел. Пятно исчезло, неслышно и треска от убегавшего зверя, значит, попал. Подбежав, вместо изюбря увидел распростертое тело отца. Пуля прошла через сердце.

В соседнем районе два соседа, инженеры местного лесхоза, отправились в лес добыть мяса. Все прошло по вышеописанному сценарию. Один шел по верху склона, другой ниже. Анатолий не учел и не знал, что на след изюбря уже вышел напарник и идет впереди него. Серое пятно, выстрел и снова труп. Паника и страх охватили стрелявшего. Закидав труп снегом, попутав следы, приехал он домой.

Вечером к нему пришла жена соседа и спросила про мужа. Сделал вид, что ничего не знает. На второй день женщина заявила в милицию о пропаже супруга. Расследование провели быстро, виновный во всем сознался. От тюрьмы Анатолия спас отец, продав пасеку, корову и сняв с книжки все сбережения. Виновный получил год «химии», было когда-то такое исправительное учреждение в районе 56-й школы в Хабаровске.

Еще один случай поведал мне любитель-охотник из Приморского края. Охотился он в кедрачах, давших в тот год обильный урожай орехов. Услышал шум и треск от сбрасываемых шишек. Медведь шишкует, можно подзаработать на жире и желчи. Подкрался. Увидев в кроне кедра медведя, выстрелил. С дерева упал мужик. Срок охотник отсидел, как говорят, от звонка до звонка.

 

Проверено на себе

Не обошли такие случаи и меня, исход, правда, был иной. День занимался в избушке пушниной: снимал шкурки, мездрил, садил на правилки (автор описывает технологию обработки шкур мелких пушных зверей. – Ред.) Особенно хлопотно довести до кондиции шкурку соболя по новой методике, в рукавичку. Не доглядишь, сгубишь дорогую шубку.

Закончив, решил перед вечером сбегать в ближний кедровник за речкой. Никого не встретив, стал поворачивать домой, наступали сумерки. Пройдя еще немного, услышал шум падающих на землю шишек. Начал скрадывать и увидел на вершине кедра темное пятно. Прикинул - время позднее, нормальные люди уже дома, значит, на кедре однозначно медведь.

Подкрался ближе и, осторожно выставив ствол карабина из-за дерева, подвел мушку под лопатки зверя. Но какое-то десятое чувство не давало мне нажать спуск. Больно уж движения медведя были осмысленными и ритмичными. Пригляделся, и до меня дошло: так то же мужик стоит в развилке вершины кедра и длинной палкой с рогатулиной на конце сталкивает шишки. На душе стало очень неприятно, как будто я уже совершил подлое дело. Тело ватное, ноги налились свинцом, да оно и понятно, до трагедии оставалась секунда.

Охота на изюбря

Имея лицензию на добычу изюбря, никак не мог реализовать ее. И зверь есть в тайге, а вот не везло. То погода не дает, то перед выстрелом треснул сук под ногой и копытных как ветром сдуло. Решил податься в верховья, в хребты. И народ там реже бывает, да и зверя, наверное, поболе. Старые вырубки на пологой вершине густо заросли молодым осинником, переплетенным лианами дикого винограда. Его ягоды - любимая еда оленей. Изредка попадались молодые деревца ели и пихты.

 

И точно, не ошибся я в своих предположениях. Следы охотников отсутствовали, а вот звериных было достаточно. Следить, или точнее тропить, бесполезно, поэтому зигзагами стал топтать участок. Двигался медленно, больше полагался на слух. И точно, в одном месте треснула ветка и снова тихо. Удары сердца участились: зверь рядом. Враг охотника – азарт, проснулся он и во мне. Подвернулась толстая валежина, сел передохнуть и заодно попить чаю с бутербродом. Сижу, прихлебываю. Справа в кустах послышался шум и тихий треск. Вскочил, в руках карабин с мощной армейской оптикой и десятью патронами в магазине. Показался серовато-коричневый бок изюбря, жду появления головы и убойного места. Но вместо зверя из кустов выходит мой старый знакомый Иван. Одежда стандартная и самая удобная для охоты - обрезанная солдатская шинель. Цвет один в один с зимней окраской изюбря.

Руки и ноги стали ватными, страх спеленал тело от осознания того, что могло произойти. Кое-как придя в себя, свистом дал знать Ивану о себе. Правило непреложное - лесные люди в тайге никогда не кричат, сработало и сейчас. Поздоровался с подошедшим и, не выдавая своего состояния, предложил чаю. Во время беседы узнал, что они приехали вдвоем на «Ниве» по зимнику тоже сюда на охоту. Перед расставанием сознался, что он был уже на мушке карабина и я был готов выстрелить. На удивление он воспринял мои слова спокойно. Ответ был таков: «Лёня, ты старый и опытный охотник, поэтому и не случилось трагедии». И тут вспомнились слова: в любом процессе надо подключать голову.

Леонид Тимченко

*Бродни, ичиги, олочи – тип обуви с мягкой подошвой и с различной высотой голенища.


Вернуться назад